marina_klimkova

Categories:

Почему на объект культурного наследия отсутствует документация?

Начало здесь и здесь

В 2013 году представитель госоргана охраны памятников Тамбовской области на суде по делу о здании в городе Кирсанове объяснял механизм постановки объектов на охрану в 1992 году:

«Из представленной суду копии указанного списка видно, что в нем под номером 6 значится жилой дом, расположенный по адресу: ул. Советская 19, г. Кирсанов.

Как установлено судом и подтверждается копией письма Министерства культуры РСФСР от 09 марта 1992 года № 14-22-ус отдел учета, реставрации и использования памятников истории и культуры рассмотрел представленную документацию на вновь выявленные памятники Тамбовской области и полагал целесообразным принять их на государственную охрану, как памятники местного значения, просил внести список на рассмотрение администрации Тамбовской области. В ноябре 1992 года Министерство культуры и туризма Российской Федерации вновь рассмотрело проект Списков. Для анализа представленных документов был привлечен специалист РИИ Колесникова В.И., которая выступала в качестве эксперта. Научным сотрудником РИИ Колесниковой В.И., по поручению отдела охраны культурного наследия Министерства культуры Российской Федерации, был изучен данный список, альбомы фотографий с описанием вновь выявленных памятников архитектуры, даны дополнительные рекомендации, что подтверждается копией рецензии Колесниковой В.И. от 2 ноября 1992 года. Данная рецензия и являлась на тот момент заключением экспертизы, так как иного порядка проведения экспертизы законодательством не предусматривалось. Данного заключения было достаточно для включения в список памятников Тамбовской области местного значения объектов, указанных в списке. После изучения представленных документов Министерство культуры и туризма Российской Федерации поручило Департаменту культуры и искусства Тамбовской области внести список выявленных памятников истории и культуры Тамбовской области местного значения для принятия на государственную охрану на утверждение Тамбовского областного Совета народных Депутатов, что подтверждается копией письма от 10 ноября 1992 года № 14-22/уз

Таким образом, в 2013 году письмо, где говорится об экспертизе, организованной Министерством культуры, госорган суду представлял, а в 2017 году – нет. Было заявлено, что его 24 июля 2007 года изъяли правоохранительные органы! Эти даты никак не соединяются вместе!

В письме госоргана от 13 декабря 2017 года о комиссионерстве-интендантстве утверждается: «На данный объект отсутствовала документация, обосновывающая историко-культурную ценность объекта». А почему она отсутствовала, ведь здание сохраняется до сих пор? В комментариях к предыдущей публикации меня вполне логично спрашивают: если документы утратили, то почему не восстановили? 

Отсутствие порядка учета документации дает повод для разных подозрений. 

Кстати, в Уголовном кодексе РФ есть статья 325 «Похищение или повреждение документов, штампов, печатей либо похищение акцизных марок, специальных марок или знаков соответствия». Пункт 1 как раз посвящен «похищению, уничтожению, повреждению или сокрытию официальных документов, штампов или печатей, совершенных из корыстной или иной личной заинтересованности».

Позднее тему продолжу. 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded