marina_klimkova

Рождество в усадьбе Мара

На Рождество владельцы усадьбы Мара Кирсановского уезда Тамбовской губернии устраивали елки для своих воспитанниц, нареченных внучат и крестьянских детей. Воспитанница Боратынских Екатерина Николаевна Шахова (в девичестве Черкасова; 1899–?) вспоминала: «Помню такой эпизод: мы на елке в Маре. Брат должен был декламировать немецкий стишок, не помню какой, а затем мы с Володей, оба в костюмчиках негритят, готовились исполнять кэкуок – негритянский танец (в то время в просвещенных кругах проходило большое сочувствие негритянскому населению, и все о неграх было модно). Гостей на елку собралось много, и чтобы всем был виден декламатор, брата поставили на стул. Он мастерски прочел стихи, вызвав гром рукоплесканий, и Володя, улыбаясь, тоже захлопал в ладоши. Поднялся громкий хохот: «Сам себе аплодирует!» Брат соскочил со стула и умчался на половину Елизаветы Антоновны [Дельвиг, дочь поэта А.А. Дельвига] – бабуки. Кинулась погоня, нигде никого не нашли, все встали в недоумении. Вдруг из-под кровати послышались глухие рыдания. Декламатора извлекли, умыли, уговорили, и снова продолжалось массовое веселье, на котором, как обычно, приняли участие дети разного круга... Были дети всех возрастов и школьники. А сестры Боратынские [племянницы поэта Е.А. Боратынского] во главе с нашей бабукой наблюдали, улыбаясь, в своих светло-сереньких платьицах с белыми гипюровыми галстучками и не подозревали, что лучшим украшением их являлась та теплая гостеприимность, исходящая от них и всегда царившая в Маре, которую чувствовали все собравшиеся дети здесь на елке».

Усадебный дом в Маре. Фото 1910-х годов

Митрополит Вениамин (Федченков), сын управляющего имением Боратынских в усадьбе Ильиновка, бывавший на елке в Маре в числе крестьянских детей, тоже оставил о ней воспоминания. В книге «На рубеже двух эпох» (М., 1994) он писал: «Впервые я имел волшебное счастье попасть в дом Баратынских, когда мне было года три-четыре. Господа (я помню лишь единственный этот случай) на святки устраивали своим детям елку и, вероятно, после них приглашали на нее и детей дворни с родителями, заготовив для них «гостинцы» – сласти. Это было зимним вечером. Чтобы довезти нас до барского дома и отвезти обратно домой, нам дали с конюшни «буланку» с санями. Звездное небо, искрящийся снег, скрип санных полозьев, вся эта красота и сейчас стоит перед моим взором, как живая. Но когда нас провели в барский зал, то я от восторга не знал, где я, не в раю ли? «Невероятно» высокие потолки, красивое убранство зала, «необыкновенные существа» – господа, такие все красивые и нарядные, все улыбаются. И среди всей этой волшебно-сказочной прелести еще огромная елка до потолка: с зажженными, мерцающими свечами, серебристыми нитями, со звездами, игрушками, сластями. Нас водили хороводом вокруг нее... Потом раздали подарки и буланка доставила нас с «неба на землю». Кажется, я и спал еще в очаровании, больше уже никогда не повторившемся в такой яркой силе красоты».

По материалам моей книги «Край отеческий…» История усадьбы Боратынских» (СПб., 2006). 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded