marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Деревянный Спасо-Преображенский собор епископов Леонтия и Питирима

В конце мая 2011 года недалеко от западной стены Спасо-Преображенского собора города Тамбова для определения местоположения каменной колокольни, возведенной в 1811–1812 годах и снесенной в начале 1930-х, были проведены археологические раскопки (1). Они показали, что от соборной колокольни сохранилась значительная часть кирпичного фундамента, который можно использовать при возведении новой. Однако в историческом отношении самой интересной находкой стало открытие фрагментов основания епископского деревянного собора, построенного в 1683–1684 годах при первом епископе Тамбовском и Козловском Леонтии. Хотелось бы, чтобы это событие, произошедшее в год 375-летия города, послужило началом развития церковной археологии (2) Тамбовского края, поскольку оказалось, что мы очень мало знаем о своем историческом прошлом и часто его недооцениваем.

Фундамент соборной колокольни 1811–1812 гг.

Фундамент соборной колокольни 1811–1812 гг.



В XIX–XX веках считалось, что в истории Соборной площади были лишь две одноименные постройки – первая деревянная Преображенская церковь, ровесница города-крепости, возведенная в 1636 году, и каменный Питиримовский собор, заложенный святителем Питиримом в 1694 году и сохранившийся до наших дней. О том, что существовал еще один деревянный собор, долгое время не было известно.

Важным документом, свидетельствующим о втором по времени возведения деревянном соборном храме, является план тамбовской крепости, который хранится в Российском военно-историческом архиве в Москве (3). По обозначению двора ландрата – должности советника от дворян уезда, которая существовала в России в 1713–1719 годах (4), – определяется время его составления. Данный чертеж находился вне поля зрения тамбовских исследователей, поэтому первые публикации о соборной церкви епископа Леонтия (5) не вызвали отклика.

На плане тамбовской крепости начала XVIII века, который «чертил кондуктор Трегубов», все культовые здания, расположенные в крепостном кремле на одной линии, отмечены подписями: «Старая церковь» (первый по времени постройки деревянный Преображенский храм); деревянные собор «во имя Преображения Господня» и «Колокольня», возведенные епископом Леонтием; «неосвященная каменная церковь» (собор, заложенный епископом Питиримом).

Сам факт назначения епископа в Тамбов говорит о том, что здесь в то время находилась самая большая военная крепость юго-восточной Руси. Открытие епископской кафедры как викариатства рязанского митрополита (6) придавало  приграничному городу значение духовного центра, что открывало для него возможность подняться на более высокий уровень культурного развития. Новый статус населенного пункта создавал условия, прежде всего,  для обретения другого архитектурного лица, хотя бы в части основных, наиболее значимых построек.  

О первом тамбовском владыке Леонтии протоиерей Г. Хитров приводит следующие сведения: «Управлял епархиею два года и 10 месяцев. В первый год своего епископства, находясь в Москве, преосвященный Леонтий участвовал в погребении царя Федора Алексеевича, скончавшегося 27 апреля упомянутого года; в том же году 2 апреля участвовал в рукоположении первого епископа воронежского Митрофана; 25 июня в короновании и помазании на царство царей Иоанна и Петра Алексеевичей, при патриархе Иоакиме» (7).

По приезде в Тамбов, перед владыкой Леонтием встала необходимость иметь более просторный и представительный собор с колокольней и вспомогательными службами, организацией строительства которых он, очевидно, сразу занялся. Дубовое основание алтарной части возведенного тогда соборного здания как раз и было обнаружено при археологических раскопках. Исследования показали, что постройка располагалась на одной оси с предыдущей церковью и следующим по времени каменным Питиримовским собором, – точно так, как она указывается на плане начала XVIII века. Ширина ее восточной стороны насчитывала около 10 м, причем, помимо основания стен, сохранилась часть центрального бревна, на котором лежали доски пола алтаря. Здесь же найдены фрагменты печи и ее облицовки – цветные изразцы 1680-х годов. Данная находка свидетельствует о том, что соборный храм был теплым.

Фрагмент конструкции епископского собора со следами половых досок

Фрагмент конструкции епископского собора со следами половых досок

Первая деревянная Преображенская церковь Тамбова являлась, по-видимому, шатровой. В начале XVII века подобные храмы были самыми распространенными, но после запрета патриархом Никоном церковных шатровых завершений (8), стало преобладать строительство церквей с луковичными главами, а шатры продолжали использовать лишь для покрытия колоколен. Поэтому второй деревянный Преображенский собор имел, по-видимому, луковичные купола. Судя по открывшимся во время раскопок размерам, он возводился по типу восьмерика на четверике с трапезной и, поскольку имел статус епископского собора, то, очевидно, был многоглавым, утверждая своим обликом власть церковную и царскую.

Интереснейшей археологической находкой являются фрагменты дорогостоящих (по меркам XVII века) изразцов, покрытых цветными эмалями. Они дают возможность опровергнуть сложившиеся представления о том, что первые соборные храмы Тамбовского края были просты и из-за бедности мало украшены. Апостольское значение красоты, исконно присущее православию и унаследованное Русью от Византии, всегда, во все времена, даже самые тяжелые, признавалось очень важным при возведении церковных зданий, особенно соборных. Поэтому на их украшение никогда не жалели средств, даже если они были последними.

Фрагменты печных изразцов 1680-х гг.

Фрагменты печных изразцов 1680-х гг.

На печных изразцах второго деревянного Преображенского собора изображены вазоны с растительным орнаментом. Точно такие же изразцовые плитки (с тем же раппортом рисунка) украшают печь из собрания московского музея «Коломенское», что дает возможность узнать некоторые подробности о тамбовской находке.

Ваза с букетом цветов представляет собой самый распространенный мотив изразцов XVII века – времени расцвета этого вида искусства в России. Керамические изделия с таким рисунком рельефа, появившиеся в 1680-х годах в Москве, распространились по всей стране. Они использовались для облицовки наружных стен палат и храмов, а также комнатных печей. Изразцы с изображением ваз украшали Троицкую церковь в Зубове на Пречистенке, здания Симонова и Зачатьевского монастырей в Москве, печь палат Лопухиной в Новодевичьем монастыре. Сначала они изготавливались в московской Гончарной слободе, откуда поставлялись за пределы столицы, но потом их производство наладили мастерские других центров (9). Можно сделать вывод о том, что изразцы для облицовки печи Преображенского собора были привезены из Москвы (10).

Печные изразцы 1680-х гг. на выставке в Коломенском (сделаны в тех же формах, что и тамбовские)

Печные изразцы 1680-х гг. на выставке в Коломенском
(сделаны в тех же формах, что и тамбовские)

Если интерьер соборной церкви был достойно украшен, отвечая статусу епископской службы, то и внешний ее декор, очевидно, соответствовал канону и образам красоты, которые сложились в ту эпоху. Являясь частью единого градостроительного плана, ее западный вход был направлен в сторону проезжих ворот самой высокой башни кремля – Московской, на которой висел вестовой колокол.

Большое значение в жизни Тамбова играла деревянная колокольня, построенная при владыке Леонтии. В начале века, когда возводилась тамбовская крепость и первая Преображенская церковь в ней, колокольни в виде многогранных или круглых башен были редким явлением. В то время бытовали звонницы – стены с проемами для подвески колоколов. Причем их ставили в таком месте, чтобы звонарь мог видеть сигнал, подающийся ему из алтаря к началу звона. Поэтому звонницы и первые колокольни строили «либо за алтарями, либо в виду алтарей, но непременно на восток от храма» (11). Лишь позднее стало едва ли не каноничным их расположение у западного входа в церковь, строго по оси здания. Колокольни в современном их виде стали получать распространение в России лишь во второй половине XVII века.

Колокольня второго Преображенского собора стояла с юга от него и имела четырехскатную крышу, напоминавшую шатровую форму. Ее описание, основанное на словах очевидцев, находим в материалах протоиерея С. Березнеговского, который считал, что она существовала со времени воеводы Р. Боборыкина. «Быть может, эту колокольню, – писал он, – в продолжение 178 лет перестраивали не однажды, но фасад ее оставался прежний. Колокольня соборная была построена из дерева, аршин девяти в квадрате, а в вышину, с крышей почти вертикальной, скатом на четыре стороны, с главою и крестом, не свыше пятнадцати аршин. В каждой стороне колокольни, где висели колокола, прорублено было по одному окну, немного шире аршина» (12).

Поскольку строительство деревянного храма для людей XVII века не было необычным явлением, то современникам запомнилось не возведение епископского собора, а приобретение большого колокола. Это и было записано в «Древнем Тамбовском летописце» как дело, оставившее память о владыке Леонтии: «А строение его в соборной церкви – колокол в 50 пуд.» (13). Дело в том, что стоимость колокола в то время порой равнялась сумме, затраченной на строительство деревянного храма, а большие затраты на металл и техническое мастерство, требовавшееся для отливки, наделяли его особой ценностью.

1    Руководитель раскопок – к.и.н., археолог С.И. Андреев.

2   Церковная археология – одна из древнейших ветвей гуманитарного знания, в котором воплощен интерес христианской Церкви к своей истории и древним памятникам. В России в качестве дисциплины она начала развиваться со второй половины XIX в. Если в начальный период предметом ее изучения были лишь богослужение и церковное искусство, то теперь она ставит перед собой более широкую задачу – реконструировать историю культуры русского общества как общества христианского. При этом понятие «древность» становится более условным, поскольку хронологические рамки современной церковной археологии расширились до ХIХ в.

3 РГВИА. Ф. 349. Оп. 59. Д. 179.

4 Должность ландрата была введена Петром I. В 1719 г. ландраты были заменены воеводами, назначавшимися правительством.

5 См.: Климкова М. «По наряду из Розряду…»: Очерки из истории культуры Тамбовского края. Тамбов, 2004; Ее же: Спасо-Преображенский собор (судьба памятника архитектуры как отражение истории государства). Часть 1. XVII век // Тамбовская старина, 2007. Вып.1.

6 В 1667 г., при царе Алексее Михайловиче, Рязанская епархия стала митрополией.

7 Хитров Г. Историко-статистическое описание Тамбовской епархии. Тамбов, 1861. С. 67.

8 См.: Ильин М.А. Каменное зодчество третьей четверти XVII века // История русского искусства: Семнадцатый век и его культура / Под общ. ред. И.Э. Грабаря. М., 1959. Т. IV. С. 163–164.

9 Подробнее см.: Баранова С.И. Москва изразцовая. М., 2006. С. 155–160.

10 Возможно, облицовку печи сделали при свт. Питириме Тамбовском.

11 Кавельмахер В.В. Способы колокольного звона и древнерусские колокольни // Колокола: История и современность. М., 1985. С. 52.

12 Березнеговский С.А. Указ. соч. С. 250–251.

13 Орлов Н. Тамбовские летописи // ИТУАК, 1918. Вып. LVIII. С. 154.

Продолжение следует.



Tags: Спасо-Преображенский собор, Тамбов, изразцы
Subscribe

  • К 80-летию протоиерея Вячеслава Савиных

    В 1990-1996 годах, когда жили в Москве и учились в художественном институте (МГАХИ им. В.И. Сурикова), мы были одними из первых прихожан…

  • Тамбов 20 лет назад и сегодня

    Смотри также «Тамбов 100 лет назад и сегодня».

  • Стучит дождь

    По подоконнику весь вечер барабанит долгожданный весенний дождь, смывающий пыль с городских улиц, зданий, деревьев. Он смывает и остатки снега,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments