marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Category:

Итоги 2016: что говорят архитекторы

Руководители архитектурных бюро ответили на вопросы, в том числе, чем был примечателен 2016 год для российской и глобальной архитектуры.

Штаб-квартира компании Apple. Проект Foster + Partners. © Foster + Partners
Штаб-квартира компании Apple. Проект Foster + Partners. © Foster + Partners


Юлий Борисов, UNK project

Для российской архитектуры:
«Если говорить про отрасль, то достаточно неожиданно со всех сторон, и даже с самого высокого уровня, прозвучало, что всё: нормы, подходы к проектированию и строительству, к градостроительству, – никуда не годится. Это хороший знак. В головах не только архитекторов, но и власть предержащих стала созревать мысль, что нельзя строить так, как мы строили последние 50 лет».

Для мировой архитектуры:
«Был достроен практически без купюр капмус Apple. Это не глобальная вещь, не сверхвыдающаяся по архитектуре, но с точки зрения идеологической – мега проект. Он – как появление электрических автомобилей или автомобилей Tesla. Это новый шаг».


Антон Надточий, Атриум

Для российской архитектуры:
«Можно сказать, что сейчас уже сформировался устойчивый запрос на индивидуальную архитектуру и понимание того, что она даёт существенное конкурентное преимущество. Всё чаще ставится задача создания уникальных объектов. Наконец-то заказчик стал заинтересован в том, чтобы результат соответствовал проектным решениям».

Для мировой архитектуры:
«Венецианская биеннале этого года, на наш взгляд, особенно очевидно продемонстрировала происходящий раскол внутри мирового архитектурного сообщества. Социальная архитектура и урбанизм уверенно берут верх над персонифицированной архитектурой, общественное мнение превалирует над авторской позицией. Не умаляя значимость первого, мы с нетерпением ждём, когда чаша весов опять качнётся в другую сторону. Из увиденного – наибольшее впечатление произвёл Конфлуэнс-музей Coop Himmelb(l)au в Лионе».


Евгений Герасимов, «Евгений Герасимов и партнеры»

Для российской архитектуры:
«Юбилеи: 25 лет ЕГП, 10 лет бюро SPEECH».

Для мировой архитектуры:
«Умерла Заха Хадид – это большая потеря для мировой архитектуры».


Николай Переслегин, Kleinewelt Architekten

Для российской архитектуры:
«Уходит эпоха безудержного потребления. Меняется отношение к тому, что такое деньги, что такое затраты на жизнь, затраты на содержание архитектуры. Умение экономить, знать цену деньгам, совершать только важные покупки – это хорошие навыки, которые транслируются и на архитектуру. В архитектурно-строительной отрасли стали более внимательно относиться ко всем проектным решениям, влияющим на экономику, на то, как здание функционирует, из каких материалов оно построено. В жилье растет спрос на небольшие квартиры. И наша задача сделать так, чтобы даже в квартире площадью 30 м2 семье было комфортно и приятно жить. Особое значение в этой ситуации приобретает дополнительная среда, какие-то общественные пространства, компенсирующие небольшую площадь квартиры. В результате общее качество жизни улучшается».

Для мировой архитектуры:
«Прошедшая биеннале показалась мне странной. Не с точки зрения каких-то отдельных павильонов, и даже не с точки зрения заявленной темы, а в целом, по ощущению – как будто потерян какой-то важный смысл этого события, который почти всегда раньше был ему присущ. В этой связи, как ни парадоксально, отдельным открытием, конечно, стала фигура куратора – Алехандро Аравена, и это позитивное открытие».


Наталия Сидорова, ДНК аг

Для российской архитектуры:
«Как тенденцию можно выделить растущее внимания девелоперов к качеству архитектуры в массовой жилой застройке, и как следствие, привлечение ведущих архитекторов к проектированию таких проектов. Наглядный пример – ЗИЛАРТ. Над проектами его жилых кварталов трудятся более 20 команд, в том числе и наша группа ДНК. Эта тенденция объясняется, с одной стороны, веянием времени, а с другой – поддержкой главного архитектора города».

Для мировой архитектуры:
«Возможность широкого использования интерактивных инструментов в работе над градостроительными проектами. Например, сервис
Google Earth Timelapse очень удобен для архитекторов и урбанистов. Timelapse – интервальная съёмка с 1984-го по 2016-й. Сервис позволяет выбрать для просмотра любую точку на планете. И, как на машине времени, отправиться в своеобразное путешествие в пространстве и времени, смотреть с какой динамикой, в каком направлении менялся любой город за последние 30 лет.

Александр Скокан, «Остоженка»

Для российской архитектуры:
«Дискредитация отечественного урбанизма на примере московского благоустройства».

Для мировой архитектуры:
«Смерть Захи Хадид. Хотя я не был её поклонником. Это не только эмоциональное событие: она была одним из главных законодателей архитектурной моды».


Сергей Скуратов, Sergey Skuratov Architects

Для российской архитектуры:
«Вместе с Юрием Григоряном, Александром Цимайло, Николаем Ляшенко, Владимиром Плоткиным и ещё с десятком талантливых молодых архитектурных команд мы работаем над проектом застройки второй и третьей очереди ЗИЛАРТ. Эта совместная работа, надеюсь, будет иметь резонанс, как минимум, в масштабах отрасли».

Для мировой архитектуры:
«Венецианская биеннале. Хотя я на неё так и не попал. Неожиданная смерть Захи Хадид. Это огромная потеря для нашего цеха. Завершение двух долгожданных построек Herzog&de Meuron: Филармонии в Гамбурге и башни Тейт Модерн в Лондоне».

Владимир Плоткин, ТПО «Резерв»

Для российской архитектуры:
«Я бы сказал, что ничего не могу выделить. Не было громких конкурсов. Главная особенность этого года – всё было тихо и стабильно. В чём нет ничего плохого».

Для мировой архитектуры:
«Много было построено красивых домов, но я бы назвал башню «432 Park Avenue» в Нью-Йорке по проекту Рафаэля Виньоли. Супер-элегантная, супер-тонкая башня. Невероятной красоты. Она обогатила силуэт Нью-Йорка и стала новым ориентиром. Выглядит потрясающе».


Сергей Чобан, SPEECH

Для российской архитектуры:
«Появление большого числа молодых перспективных архитектурных бюро, особенно в Москве».

Для мировой архитектуры:
«Открытие филармонии на Эльбе».


Олег Шапиро, «Wowhaus»

Для российской архитектуры:
«Я бы выделил государственную программу благоустройства российских городов и моногородов. Это важное событие. И мы рады, что стояли у истоков этого движения, своими проектами повлияв на формирование таких решений. Чем в большем количестве городов будет создана нормальная среда, тем лучше. Понятно, что в каждом городе будут свои проблемы. Все боятся регламентов. Но регламенты – это защита от дурака. Они помогут городам стать лучше и поднимут профессионализм специалистов на местах».

Для мировой архитектуры:
«Я бы выделил тенденцию развития культурных, в первую очередь музейных проектов за пределами центров исторических и деловых городов. Крупнейшие музеи мира, такие как Лувр, Музей Виктории и Альберта открывают свои филиалы или здания для фондов на периферии, на окраинах, в новых районах. Ломается тенденция сосредоточения культуры в центре. И для России это также актуально. Например, на территории ЗИЛАРТ строится филиал Эрмитажа. Для Москвы, которая на 80% состоит из периферии, выдвижение культуры за пределы ТТК – очень важная тенденция».

Источник.


Tags: архитектура
Subscribe

  • Тамара Попова "О Земле Тамбовской"

    Моя хорошая знакомая Тамара Попова издала свою новую книгу. Ее можно приобрести в книжном магазине, расположенном на улице Советской, 11.…

  • Подарила книги библиотеке

    На прошлой неделе передала в областную Пушкинскую библиотеку две книги. Эту новость опубликовали на официальном библиотечном сайте. Возьму себе на…

  • Открылась выставка художника Андрея Ремнёва

    Слежу за творчеством своих друзей и знакомых по Суриковскому институту. Поздравляю Андрея с открытием выставки! В главном корпусе…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments