marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Из лекций Н.Н. Третьякова: Григорий Васильев по прозванию Сорока (часть 1)

Спасибо Даниилу Кольцову за публикацию в своем «Живом журнале» фрагмента первого тома лекций по русскому искусству Николая Николаевича Третьякова, педагога, искусствоведа, профессора МГАХИ им. В.И. Сурикова и ВГИКа им. С.А. Герасимова! Мои друзья и знакомые, некогда слушавшие этот курс лекций, интересуются, будет ли продолжена издательская серия. Да, она продолжится. Сейчас в издательстве Академии акварели и изящных искусств (г. Москва) идет верстка второго тома. Ректор Академии Сергей Николаевич Андрияка планирует издать книгу к весне 2017 года, приурочив презентацию к открытию выставки в Манеже.



Еще при жизни Николай Николаевич Третьяков издал отдельной книгой лекции своего спецкурса для художников «Образ в искусстве. Основы композиции» (М., 2001). После смерти педагога его ученики разных поколений решили продолжить начатое дело, издав все лекционные материалы.

В 1970–1980-х годах часть лекционного курса была записана на диктофон студентами московских творческих ВУЗов, приведена к текстовой форме, а ныне собрана, отредактирована с учетом перевода разговорного языка в литературно-научный жанр и снабжена иллюстрациями.

Мы не располагаем полным объемом лекций Третьякова, поэтому во второй том издания, посвященного искусству XIX – начала ХХ века, вошли лишь материалы по русской живописи, да и то не по всем художникам, а по некоторым в  обрывочной форме. Записи лекций, касающиеся архитектуры, скульптуры и графики, пока не найдены.

Оригинал взят у watanabe_cdg в Григорий Васильев по прозванию Сорока (часть 1)
Н.Н. Третьяков. "Образ в искусстве". Курс лекций. "Петровская и послепетровская Россия". I том.
Учебно-методического пособие. Лекции по истории русского искусства XVIII — начала XIX века.
2014 г.
Издательство Академиии акварели и изящных искусств. Москва
Редактор М.А. Климкова


Григорий Сорока ''Гумно'' 1843
Григорий Сорока «Гумно» 1843
Холст, масло 53,5 х 65
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург


Николай Николаевич Третьяков:
"Школа Венецианова заслуживает отдельного разговора. Из его сафонковской мастерской вышел не один известный художник, но, конечно, пальму первенства надо отдать Григорию Васильеву по прозванию Сорока. Он родился в 1823 году, погиб в 1861-м (как известно, Сорока покончил с собой).

Сорока родился в деревне Покровской, в имении Островки; был крепостным помещика Н.П. Милюкова. В каталоге выставки Сороки, которая проходила в Москве в 1976 году, опубликованы фотографии и той усадьбы, и деревни. Места эти мало изменились и очень похожи на пейзажи Сороки, который много работал с натуры.

Надо сказать, что Венецианов особенно выделял среди своих учеников Сороку. Сохранилось письмо Венецианова к П.И. Милюкову, в котором говорится об успехах Сороки. Он пишет: «Вы можете Григорию позволить написать у вас какую-нибудь внутренность, но отнюдь не комнат ваших, а то, что он по своему инстинкту найдет для себя приветливым». В этом письме Венецианов говорит и о том, что Сорока — мальчик очень впечатлительный и нервный, поэтому не надо его отрывать от натуры и переводить на более сложные задания. Пусть он пишет интерьеры комнат и то, что ему в них нравится.

Позже Сорока стал писать картины, как бы повторяя композиции Венецианова. Сейчас они хранятся в Русском музее и в Калининской художественной галерее, куда они переданы из Покровского. Сорока — художник первого класса, может быть, даже превосходящий Венецианова по живописной пластике, необычайной пластичности, по композиционной ясности и монументальности.

По примеру Венецианова Сорока написал картину «Гумно» — с таким же интерьером. Но, в отличие от венециановской работы, в ней меньше рассказа, описания, а больше, так сказать, изображения. Композиция картины, которая находится в Русском музее, строится на равновесии двух фигур, поставленных у открытых ворот сарая. Очень интересная живопись. Источником света в ней является другая дверь, открытая прямо в сторону леса (или парка). Оттуда падает яркий луч солнца. Получается двойное освещение: боковое, падающее на фигуры, а второй источник света — внутри самой картины. У Венецианова в «Гумне» это тоже есть, но не так выявлено. Здесь же, у Сороки, создана более сложная партитура света, освещения.

Сорока очень внимательно рассматривает как фигуры в сиянии рассеянного света, так и гладко отполированные бревна стен сарая. Лишних вещей тут нет. У Венецианова много разных предметов. Сорока, напротив, изображает гумно почти пустым. Там, вдали, — одна сельскохозяйственная машина, точно скопированная с натуры. Стоит какая-то фигурка. Но натуралистический рассказ превращается в очень уравновешенную композицию: две фигуры на первом плана и одна в глубине. Причем уходящие в глубину перспективные линии не ломают композиции картины. Она, несмотря на весь свой иллюзионизм, все-таки остается лежать на плоскости, что достигается наложением плана на план. Но об этом Сорока мог, конечно, только догадаться — в этом проявилась присущая ему зоркость, внутренняя интуиция, которая выразилась в таком чувстве плоскости, в понимании пространства на плоскости. Художник писал так, как видел, но его зрение было очень и очень воспитанным, что, конечно, явилось результатом подготовки, которую Сорока проходил на уроках Венецианова.

Однако было бы крайне несправедливо противопоставлять Сороку Венецианову как более талантливого художника. В наше время как раз это часто делается: творчество Сороки пользуется большей популярностью, чем его учителя. Его выставки и у нас, и за рубежом проходят с огромным успехом. Необыкновенная изощренность техники, изумительная фактура, умение точно передавать структуру предмета привлекают к его работам современного зрителя. Но ведь философии в его картинах, тех сложных композиционных задач, которые ставил Венецианов, все-таки нет. В этом отношении Сорока проще. Взять хотя бы венециановское «Гумно»: самое замечательное в нем то, что картина построена на равновесии неравновеликих групп. Левая сторона «Гумна» заключает в себе всего-навсего две фигуры — сидящей крестьянки и стоящего мужчины, держащего под уздцы лошадь, а правая, наоборот, состоит из нескольких фигур и множества предметов. При таком нарушении формального равновесия композиция, казалось бы, не может держаться и должна развалиться. Однако этого не происходит, поскольку Венецианов, используя закон центральной и боковых областей зрения, сдвигает фигуру стоящего в центре крестьянина в сторону одиноко сидящей женщины, уравновешивая тем самым всю композицию. "То же самое делал потом Суриков в «Меньшикове в Березове», в «Стрельцах». Такой теоретической базы в искусстве Сороки не могло быть, потому что он не проходил той античной школы, которую получил сам Венецианов, работая в Эрмитаже. Но Сорока был удивительно одаренным человеком, чувствуя красоту предмета и пространства."
Tags: Третьяков Н.Н., живопись, издательство, книги, перепост
Subscribe

  • История образования в России. Сергей Рачинский

    Фильм о деятельности Сергея Александровича Рачинского, племянника поэта Е.А. Боратынского. Писала об этом здесь, в ЖЖ. Смотреть по меткам:…

  • 1 марта

    Во время последнего пребывания в Москве ездила не только в научно-медицинский центр, где оперировался мой муж, но и в архив (РГАЛИ). Работала с…

  • К 185-летию Сергея Рачинского

    24 ноября в Москве, в Международном фонде славянской письменности и культуры, открывается выставка документов и фотоматериалов «Народная школа…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments