marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Кривцов – хозяин Любичей

...Ты с европейскими нервами переехал в тамбовскую глушь, и все тебя раздражает, смущает и тревожит, а надобно иметь тамбовские нервы...

  Из письма П.А. Вяземского к Н.И. Кривцову


В 1837 году в Тамбовской духовной консистории слушалось дело по прошению помещицы Екатерины Федоровны Кривцовой о возведении Казанской церкви при сельце Любичи Кирсановского уезда. Вскоре дело передали в Синод, который вынес постановление: «Построение… собственным коштом госпожой Кривцовой каменной… церкви… Святейший Синод разрешает; но как представленные… чертежи не соответствуют стилю, принятому для строения православных церквей…, то предложить госпоже Кривцовой составить… другие чертежи». В этих документах речь идет об усадьбе дворян Кривцовых – больших любителей европейских архитектурных стилей, прослывших ревностными англоманами.

Николай Иванович Кривцов
Николай Иванович Кривцов


Статский советник Николай Иванович Кривцов (17911843) старший брат декабриста Сергея Кривцова, участник войны 1812 года, лишившийся ноги в сражении под Кульмом на глазах у самого императора Александра I, - родился в Орловской губернии, служил в гвардии, работал при русском посольстве в Лондоне. Взоры русской аристократии в тот период были ображены к Англии, которая воспринималась лучшим в Европе образцом сочетания консервативных и прогрессивных элементов в праве и во всей культуре. Поэтому идеи, обычаи и быт англичан не могли не оказать на Кривцова, несколько лет жившего в Лрндоне, решающего воздействия.

В России Кривцов являлся членом литературного кружка, в который входили Н.М.  Карамзин, В.А. Жуковский, П.А. Вяземский, А.С. Пушкин. Так, Пушкин писал из Москвы Кривцову в Тамбовскую губернию в 1831 году: «Посылаю тебе, милый друг, любимое мое сочинение. Ты некогда баловал первые мои опыты. Будь благосклонен к произведениям более зрелым. Что ты делаешь в своем уединении? …Мне… хотелось с тобою увидаться и поболтать…, бог ведает, когда и где Судьба сведет нас опять. Мы не так-то легки на подъем. Ты без ноги, а я женат…»

Помимо творческой элиты, Кривцов пользовался благоволением императорского двора и был в родстве с членами правительства. Когда его брат Петр женился на дочери малороссийского губернатора князя Н.Г. Репнина, то Николай Иванович оценивал значение этого брака очень высоко. «Партия блестящая…, – писал он, – девушка без сомнения прелестна, словом – союз великолепный. Твои дети будут иметь предками гетмана князя Репнина и гетмана Разумовского: прекрасная страница для русской родословной. По правам жены ты – возможный наследник графа Шереметева. Сейчас ты по тестю вступаешь в родство со светлейшим князем министром двора, по теще – с министром народного просвещения».

Вернувшись из Лондона в Россию, Кривцов женился на Екатерине Федоровне Вадковской и был назначен губернатором в Тулу, став одним из участников движения за придание Куликову полю статуса мемориала. Однако, обладая острым умом, европейскими знаниями и сильным, но вспыльчивым характером, Кривцов с трудом приживался в провинции, где часто царили глупость и невежество. Поэтому вскоре из Тулы он был переведен губернатором в Воронеж, затем в Нижний Новгород и, наконец, потеряв все должности одну за другой, в 36 лет остался не у дел и поселился в Тамбовской губернии при сельце Любичи – в поместье жены.

В Любичах не было усадебных построек, и Кривцовы, занявшись строительством, некоторое время жили в Умете у соседа и друга Б.Д. Хвощинского. За два года на пустом месте, проявив энергию и вкус, Кривцов построил большой усадебный дом с оранжереями и теплицами. При помощи садовника-иностранца разбил фруктовый сад и парк. Вблизи от дома, на возвышенности холма возвел высокую башню, выстроил церковь и часовню-усыпальницу, где впоследствии обрел с женой упокоение. Поскольку жизнь в английских замках казалась Кривцову идеалом частного существования, то при строительстве зданий он использовал элементы английского замка и коттеджа, а своему быту придал удобства английского комфорта. Однако в этом не наблюдалось механического переноса чужих традиций, поскольку все заимствования логически увязывались с потребностями русской усадьбы.

К тому времени в России уже был известен пример использования в архитектуре  английских мотивов – дворец Николая I «Коттедж» в Петергофе (1829). Кривцов же стал первопроходцем этого архитектурного направления в провинции, а его усадьба – образцом для подражаний. Хозяин Любичей оказывал большое влияние на соседей-помещиков: кому-то помогал возводить усадебный дом, чертя планы и наблюдая за строительством, кому-то – разводить сады и парки. Соседи его уважали, а местная власть почитала и побаивалась, приезжая в Любичи «на поклон» или из-за простого любопытства.

Свой дом Кривцов держал в идеальном порядке, соблюдая неизменный распорядок дня. Современники вспоминали: «Кривцов вставал в 7 часов, в 10 плотно завтракал, потом садился в таратайку, заложенную очередной лошадью, и объезжал поля и постройки: обедали по-английски в 6, ложились в 12. В определенный час являлся староста: для того, чтобы он не топтал пушистых ковров, которыми… обиты полы, было прорублено окошечко в стене, отделявшей сени от кабинета, – чрез это окошечко староста докладывал о текущих делах и принимал распоряжения. Стол сервировался по-английски: в погребе хранился запас хороших иностранных вин, а ключ от погреба Кривцов носил при себе, и, осведомившись о вкусах гостя, сам выносил оттуда к обеду бутылку бордо, или рейнвейна, или шампанского. К обеду деловой день кончался: вечер посвящали чтению и беседам».

Кривцов был прекрасным оратором, умел горячо и выразительно говорить, но чувствительность своей души старался скрывать. Б.Н. Чичерин вспоминал: «Он наслаждался… деревенскою тишиною, и свободою…, и друзьями, которых он обрел в этой глуши. Здесь порою смягчалась и раскрывалась эта обыкновенно сдержанная, железная натура… Иногда, сидя вечером на террасе, в домашнем кругу, Кривцов говорил наизусть множество стихов из любимых им поэтов, некоторых лично ему близких, и вдруг, под впечатлением тихого и теплого летнего вечера, носящегося кругом благоухания, и поэтического настроения, вызванного обновленными в его памяти образами и звуками, этот с виду совершенно холодный человек заливался слезами». Самой большой привязанностью Кривцова была его единственная дочь, которую он боготворил. Все сходились во мнении, что умом и характером она была похожа на отца.

Кривцов производил впечатление не только умом и характером, но и неординарной внешностью. Он был высокого роста, имел атлетическое сложение, правильные черты лица, темные глаза, сверкавшие из-под золотых очков, и черные, коротко подстриженные волосы. Деревянной ногой-протезом, появившейся у него после войны 1812 года, он владел так хорошо, что не многие ее замечали.

В круг ближайших друзей Кривцова входили Боратынские и Чичерины, жившие неподалеку в своих усадьбах. Между Любичами, Уметом и Марой был ежедневный обмен если не посещений, то записок, писем и посылок. Из столиц друзья получали все новости культуры. Пушкин присылал Кривцову свои новые сочинения. Стихи Боратынского сразу становились известными в Маре. Из Москвы Павлов и Зубков извещали Чичериных обо всем, что появлялось в мировой литературе, присылая то последний роман Бальзака, то лекции Гизо, то сочинения Байрона. Издания пересылались из Умета в Любичи, из Любичей в Мару, а при встречах становились предметом обсуждений.

В Любичах останавливались Я.И. Сабуров, П.А. Вяземский, Н.Ф. Павлов. В 1835 и в 1839 годах, проездом с Кавказа, здесь гостил родной брат Николая Ивановича – декабрист Сергей Кривцов. В 1833–1841-х годах в Любичах часто бывал поэт Евгений Боратынский, который писал Кривцовой из Москвы: «Кажется, уединение в Любичах более оживлено, нежели в столичном граде Москве... По видимости, небеса пекутся о вас, а о нас забыли. На сем молю Господа Вседержителя, дабы он производил вокруг вас как можно более бурное кипение страстей, дабы вы по возвращении в Москву поведали нам о них с присущим вам изяществом... Искренне полагаюсь на вашу дружбу». Архитектура Любичей так впечатлила Евгения Боратынского, что ее образ он использовал в подмосковном имении своей жены, написав в Мару: «Новый дом в Мураново уже под крышей и оштукатурен внутри. Осталось настлать полы, навесить двери, вставить оконные рамы. Получилось славно: миниатюрная импровизация Любичей».

Кривцов мечтал перенести все лучшие плоды европейской цивилизации на российскую почву. В его голове рождались смелые проекты, опережавшие время и воплотившиеся в жизнь десятилетиями позже. Среди них – освобождение крестьян от крепостной зависимости и построение железной дороги в Тамбовской губернии. Любопытно, что когда в 1869 году железнодорожный путь, соединивший Саратов и Тамбов, был все-таки проложен, он прошел через кирсановские земли Кривцова…

Здание бывшей Казанской церкви в Любичах. Фото 1981 г.
Здание бывшей Казанской церкви в Любичах. Фото 1981 г.

Статья М. Климковой // Тамбовская жизнь, 2008, 15 окт.




Tags: Кривцов, Любичи, мир тамбовской усадьбы
Subscribe

  • Тамбов 20 лет назад и сегодня

    Смотри также «Тамбов 100 лет назад и сегодня».

  • Стучит дождь

    По подоконнику весь вечер барабанит долгожданный весенний дождь, смывающий пыль с городских улиц, зданий, деревьев. Он смывает и остатки снега,…

  • Тамбов 100 лет назад и сегодня

    От авторов видео: «Всем привет, особенно жителям Тамбова! Наконец-то завершены работы по созданию данного проекта, сложность которого трудно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments