marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

На злобу дня: О портретах, висящих в кабинетах чиновников

На FB разгорелись споры по поводу того, что должно висеть на стенах кабинетов чиновников. Поводом послужило интервью «вице-губернатора» области О.О. Иванова информационному порталу. Читатели обратили внимание не столько на содержание статьи, сколько на иллюстрации к ней, а именно на то, что на одном из снимков чиновник предстал на фоне портретов первых лиц российской и местной политики. Естественно, что одна часть читателей посчитала, что портреты, висящие на стене, говорят о верноподданническом характере местной власти, что западноевропейские чиновники при оформлении кабинетов не отдают предпочтение современным лицам, за исключением членов своих семей. Другая часть стала отстаивать выбор чиновника, считая его «личным».

31 октября 2015 года
Фото отсюда


Не думаю, что портреты на стене могут характеризовать личный выбор госслужащего. Существует сложившийся этикет/канон/традиция, против которой никто не пойдет, чтобы не прослыть «белой вороной». Другой вопрос – художественное воплощение этикета/канона/традиции. И вот здесь есть варианты, которые могут дать волю личному творчеству: сколько портретов взять, какого качества, в каких ракурсах будут представлены портретируемые, как изображения скомпоновать на стене. Во всяком случае, если используется традиция показа в кабинете портретов государственных лиц, то хотелось бы, чтобы и развеска была традиционной: чтобы была соблюдена иерархичность, чтобы изображения выравнивались по нижней линии и т.д. Существуют же правила экспонирования изображений в общественных пространствах, прежде всего на выставках.

Разгоревшаяся полемика показывает, что оформление кабинетов – дело ответственное и совсем не личное, поскольку характеризует не столько определенное лицо, сколько культуру власти в целом.

Впрочем, хотела написать совсем не об этом, а об отношении к портретам, в том числе к портретам императоров, в дореволюционной России. Портретные изображения правителей висели, например, не только в кабинетах государственных мужей, но в их городских домах и в сельских усадьбах.

Любопытно, что на протяжении XVIII – первой половины XIX века, как писал искусствовед А.В. Лебедев в книге «Тщанием и умением» (1997), в восприятии русского человека портрет «мог замещать изображенное на нем лицо»: живописный образ высокопоставленной персоны представлять ее во время торжественных мероприятий, заменять отсутствующего перед судом, применяться в других ситуациях. Например, в 1770-х годах, когда создавались наместничества, процедура их открытия во всех уголках России шла по единому плану. А.Т. Болотов рассказывал, что наместники произносили торжественную речь перед портретом Екатерины II: «У самой же передней стены был императорский трон под большим балдахином и с стоящим на нем портретом императрицы во весь ея рост написанной, а на ступенях трона стал наместник и говорил краткую приветственную речь…»

Функция замещения человека его портретом была очень устойчивой вплоть до второй половины XIX века. По свидетельству В.А. Гиляровского, еще в 1870-х годах «в кабаках, кроме иконы в углу, обязательно висел всегда в позолоченной раме царский портрет для того, чтобы в присутствии его величества не пели в кабаках песен, не буйствовали и не ругались «скверно матерными словами». Чуть что не так – кабатчик указывал на портрет, предупреждая, чтобы при царе «не выражались».

Таким образом, портрет правителя в кабинете современного чиновника должен, по традиции, его дисциплинировать, напоминая, что за всеми его действиями из-за спины неусыпно наблюдает верховное начальство: мол, смотри у меня, соблюдай законность и порядок, в том числе порядок и в развеске портретов!:)



Tags: Тамбов, о фотографии, политика, портреты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments