marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Святитель Питирим, Азовские походы и строительство русского флота

Вчера Главком ВМФ России поздравил военных моряков с 319-й годовщиной создания Российского флота.

В связи с этим помещу здесь свою статью, опубликованную в «Тамбовских епархиальных ведомостях»  в 2010 году (№1. С. 34–40). Сейчас ее можно было бы уже немного поправить, но оставлю такой, какой она была в оригинале.


Святитель Питирим, Азовские походы и строительство русского флота

Изучение истории Российского государства и Русской Православной Церкви как единого и неделимого целого помогает лучше понять многие факты, которые при отдельном их рассмотрении остаются не до конца осмысленными. Примером может служить биография епископа Тамбовского Питирима, требующая своего уточнения.

В «Жизнеописании святителя Питирима…», составленном в 1914 году Н. Молчановым, говорится: «Последний период болезненного и расстроенного состояния пастыря не ознаменован никакими особенно важными делами, по крайней мере, мы не имеем сведений... Одно только дело представляется нам из этого периода, это постройка собора. То, что так успешно шло в 1694 году под надзором самого архипастыря, за его болезнью должно было остановиться в следующем 1695 году» (1).

Историческая литература и документы 1695–1696 годов, посвященные Азовским походам Петра I против крымских татар и строительству русского флота, значительно расширяют представление о жизни святителя Питирима того периода.

На юго-восточной границе Руси
XVII век для пограничного Тамбовского края был временем неспокойным. Согласно летописным источникам, лишь в 1656–1658 годах произошли последние большие набеги крымских и азовских татар на здешние места. В 1670–1671-х – вспыхнуло Разинское восстание. За год до поставления на Тамбовскую кафедру святителя Питирима на реках Хопре и Медведице активизировались раскольники. По прибытии в 1686 году в Тамбов новый епископ разместил на проезжих башнях крепости иконы Христа и Богоматери.

Как известно, главной проблемой для святителя Питирима было отсутствие экономических владений для обустройства кафедры. 16 апреля 1686 года владыка «бил челом благоверным государям… Иоанну и Петру Алексеевичам, чтоб на содержание его и Спасо-Преображенского собора в Тамбове, вместо монастырей [Цнинского] Троицкого и Мамонтова, назначенных в 1681 году…, дать другие» (2). Прошение было рассмотрено, и 11 сентября 1687 года по царской грамоте были даны «в дом благолепного Преображения Господня, для всякой его домовой нужды и пропитания» монастыри Шацкого уезда с крестьянами: Рождества Богородицы, Сергиева Проломская, Никольская Чернеева и Вышинская пустыни (3). Следовательно, государственные власти шли навстречу архипастырю в делах укрепления епархии, удовлетворяя его просьбы.
Благодаря новым экономиям владыка Питирим смог организовать епархиальную жизнь таким образом, что в Тамбове, впервые за историю города, началось каменное строительство: был возведен большой двор со службами и архиерейским домом у Соборной площади, близ речки Студенца.

В 1690 году святитель Питирим участвовал в церковном Соборе, избравшим патриархом казанского митрополита Адриана, который благословил его на строительство в Тамбове нового каменного Преображенского собора (третьего по счету). Здание было заложено в 1694 году и за одно лето выросло на два этажа. 6 декабря того года, в день памяти святителя Николая, в старом деревянном соборе произошло знамение от иконы Казанской Богоматери: «От очей ее слезы, капающие и текущие до пелены, что было до славословия великого» (4). Как видно, это чудо было предвестником перемен, которые не заставили себя ждать. Уже весной следующего года всякое каменное строительство, которое вел епископ Питирим, прекратилось. Остановка строек совпала со временем, когда Тамбов стал местом сбора русских войск, готовившихся к походу на Азов.

В конце XVII века устья рек Днепра и Дона были закрыты для Москвы крымскими татарами, которых поддерживала Османская империя. Поэтому естественным желанием российского правительства было получить выход к Черному морю и навсегда избавиться от татарских набегов. С этой целью в 1686 году Москва заключила союз с Польшей, Австрией и Венецией против турок и татар. В правление царевны Софьи состоялись два похода на Крым, но татарские набеги продолжались, а русских пленных, как и ранее, тысячами продавали в рабство.

С 1692 года царь Петр Алексеевич готовился к войне, а в 1695-м объявил поход на Крым и крепость Азов. К Крыму по Днепру тогда отправилось войско боярина Б.П. Шереметева численностью 120 тыс. человек.

В Азовской кампании, возглавляемой государем Петром Алексеевичем, приняли участие новые полки – Преображенский, Семеновский, Бутырский и Лефортов. Вместе с московскими стрельцами, городовыми солдатами и царедворцами они составили 31 тыс. человек, выступив под начальством трех генералов – Головина, Лефорта и Гордона. Перед походом на Азов военные силы сосредоточились в двух городах – в Москве и Тамбове.

Бутырский полк в Тамбове
Лучшим в России в то время считался 1-й Московский выборный полк, называемый Бутырским (5), которым командовал первый устроитель армии Петра I – шотландец генерал Патрик (Петр) Иванович Гордон. Именно этот полк базировался в Тамбове.

О пребывании в городе-крепости Бутырского полка сохранились документы. По случаю строительства Трегуляевского монастыря в 1680 году приказом Большого Дворца было указано: «Московского выборного полка генерала Петра Ивановича Гордона полуполковнику Семену Павловскому велено, …приехав за Тамбовские валовые крепости, на порозжую степь, против челобитья Тамбовского уезду Предтеченской новой пустыни строителя старца Варлама с братьею, отвести им под пашню земли» (6).

Другой документ касается имущественного спора между епархией и полковыми солдатами по поводу земли Тамбовской (Талинской) Поляны – дачи владыки Питирима. «Ноября 7 дня, – говорится в нем, – Московского выборного полка генерала Петра Ивановича Гордона солдаты, тамбовские жители, в прошении писали: просили они в приказе Большого Дворца о земле за Тамбовскими валовыми крепостями, а по досмотру полковника Якова Гордона и сторонних людей та земля, порозжая дикая степь, ни за кем [не значится]…, а ныне подал спорное прошение преосвящ. Питирима, епископа Тамбовскаго, домовых его дел приказный, будто та порозжая земля, дикая степь, отдана ему в дачу к Тамб. Поляне, а в Тамбовской Поляне сверх того, что отведено ему, преосвященному Питириму, будет четвертей тысяч семь и больше, а у них земли нет ни одной четверти; поэтому просили ту землю отдать им, чтобы им было с чего службу служить» (7). В конце 1695 года правительством было подтверждено владение Церкви, и земля была отмежевана.

И.И. Дубасов писал: «В конце 90-х годов XVII столетия город Тамбов был одним из сборных пунктов русских полков, предназначенных для Азовского похода. В это время маленький наш город сделался шумным и веселым. Почти все птенцы Петровы собрались тогда у нас, не доставало только самого орла – царя Петра Алексеевича» (8).

Весной в Тамбове расположилось войско в 9,4 тыс. человек. К Бутырскому полку здесь присоединились солдатские полки Томаса Юнгора, Олимпия Юренева, Якова Бана, Якова Гордона и семь стрелецких. Образовался большой обоз из 4 тыс. повозок с продовольствием, 10-ю мортирами, 12-ю дробницами, 31-й фальконетой, 6 тыс. пудами пороха, 4,6 тыс. ядрами и 4 тыс. гранатами (9). В конце апреля все воинство двинулось из Тамбова к Черкасску на соединение с донскими казаками. После службы в Успенском соборе Московского Кремля, второй отряд, возглавляемый государем, вышел из Москвы.

Русская Церковь издревле являлась крупным землевладельцем и миссионером, осваивавшим новые земли и христианизировавшим народы, а когда случалась необходимость, то противостояла внешней опасности вместе с государством (10). Поэтому можно с полным основанием считать, что, когда в Тамбове готовились к походу против последнего очага ордынского ига, епископ Питирим находился в центре всех событий.
В первой кампании, названной Петром I «Походом о невзятии Азова», русские войска успеха не добились, и полки вернулись в центральную Россию. Одной из главных причин неудачи было отсутствие флота.



Подготовка к новому походу
Петр I стал искать более действенной поддержки у Церкви. 9 декабря 1695 года он «изволил быть у св. патриарха и сидеть с ним в столовой палате с начала 5-го часа ночи до 8-го часа» (11). Получив благословение, царь уехал строить флот в Воронеж. Оттуда деятельность Петра, проявившего незаурядные организаторские способности, распространилась по лесным и судоходным районам Воронежского и Тамбовского края. На «Рясском поле», где волоком перетаскивали лодки, чтобы попасть из Оки в Дон, у села Слободского, Петр заложил крепость Раненбург и, плавая в Воронеж, всегда останавливался в своих хоромах (12).

Строительство флота проходило при активной помощи Церкви. Сотрудничество епископов Митрофана Воронежского и Питирима Тамбовского, связанных не только личной дружбой, но и опасностью, которая исходила от южных соседей, в то время проявилось в полную силу. Тем не менее, в истории русского флота осталось имя святителя Митрофана, а заслуги святителя Питирима были забыты, на что, видимо, были свои причины. Во-первых, ранняя смерть помешала архипастырю наиболее зримо проявить свое радение о флоте. Во-вторых, Тамбовский край с рекой Цной, малопригодной к большому судоходству, мог стать лишь источником человеческих и сырьевых ресурсов, а вся видимая работа проходила на реках, текущих к Дону: в притоках Воронежа шло быстрое строительство более 1,5 тыс. стругов, лодок и плотов, шла заготовка всего необходимого для флота. Крепости Воронеж, Козлов и Тамбов тогда входили в единую оборонительную линию – Белгородскую засечную черту, которую поспешно укрепляли. На мелководьях углубляли русла рек для прохода судов к Азову.

Воронежской епархии, в отличие от епархии Тамбовской, возведение флота давало большие преимущества. С 1696 года городу Воронежу был придан столичный характер, где появились Царский шатер и Патриарший дом. Местоположение Успенского монастыря на реке Воронеже оказалось самым удачным для строительства корабельной верфи, поэтому монастырскую обитель упразднили. Здесь был возведен Успенский собор (13), получивший имя Адмиралтейского, в котором в честь спуска на воду кораблей воронежский епископ совершал богослужения.

«Царь Петр Великий готовился к войне с магометанским царством и для осады Азова с моря строил на воронежской верфи корабли разных размеров. Святитель Божий старался помогать царю и молитвою, и словом увещания. Он объяснял при каждом случае, как благодетельны намерения государства для Церкви и отечества, сколько лет страждущих от дикого магометанства. Когда же строение кораблей встретило себе затруднение вопреки стараниям царя в недостатке денег, святитель поспешил отвратить это препятствие. Собрав все деньги, какие были у него при кафедре, он принес их государю и сказал: «Всякий сын отечества должен от своего достатка помогать нужде государственной; прими же, государь, от моих издержек оставшиеся деньги и употреби их против неверных» (14).

А.В. Карташов в «Очерках по истории Русской Церкви» писал: «Святой Митрофан Воронежский, помимо своей личной святости, возбудил особые симпатии Петра, когда [последний]… строил… флот при благословениях святого Воронежского пастыря, который рассматривал борьбу с турками как священную борьбу креста с полумесяцем. Святитель не компромисничал, а принимал царское дело по-своему, по исконному, – теократически, как дело святое, исконно православное… Когда в 1703 г. святитель Митрофан скончался, Петр лично нес гроб к могиле и заявил: «Не осталось у меня другого такого святого старца» (15).

Поход 1696 года и его последствия
К весне 1696 года было изготовлены 23 галеры, 2 корабля, 4 брандера, начиненные порохом, и 1,3 тыс. стругов. В марте сухопутные войска сосредоточились в Тамбове и Валуйках. 3 мая из реки Воронежа флот вышел в Дон. Сначала вниз по Дону к Черкасску отправилось сухопутное войско, состоявшее из Бутырского полка и стрельцов, возглавляемое Гордоном. Потом на стругах и галерах вышел Головин и, наконец, генералиссимус Шеин. Отряд генерала Ригемана тронулся из Тамбова сухим путем (16).

По Дону русская эскадра вышла в Азовское море и не пропустила турецкие корабли, спешившие на помощь осажденному неприятелю.

18 июля 1696 года крепость Азов пала, однако миссия Церкви в военном деле на том не закончилась. Планы Петра I по выходу в Черное море и победе над Турцией могли осуществиться лишь при наличии большого и сильного флота. Для решения этой задачи царь решил мобилизовать все силы, в том числе воспользоваться церковными ресурсами (17).

Главным актом сотрудничества «Церкви и государства в деле кораблестроения стало участие духовных землевладельцев в особых объединениях – кумпанствах. Они были образованы по приговорам Боярской думы от 20 октября и 4 ноября 1696 г. Кумпанству отводился участок леса, место для верфи, разрешалось нанимать корабельных мастеров. Было образовано 17 духовных кумпанств…, каждое из которых, объединявшее 8000 крестьянских дворов, обязывалось построить, вооружить и снарядить корабль. Назывались духовные кумпанства по имени главного вкладчика» (18). Среди них было и «кумпанство» тамбовского епископа.

Петр I ввел жесткий контроль над всеми церковными средствами, как над казенным имуществом. Он издал указ, запрещавший Церкви строить «лишние» здания, держать «лишние» деньги и расходовать их без разрешения светской власти. Патриарх Адриан и архиереи лично рассылали его по епархиям, подкрепляя своей властью и авторитетом (19). В царском указе говорилось: «Корабли сделать со всею готовностью, и с пушками, и с мелким ружьем…, а делать их так: святейшему патриарху, и властям, и монастырям с 8000 крестьянских дворов – корабль; с бояр и со всех чинов служилых людей с 10 000 крестьянских дворов – корабль…» (20).

Духовные землевладельцы составили 17 компаний, светские – 18.
«Всего предполагалось выстроить и снарядить 52 судна. Для сооружения их» выписали «из-за границы 50 мастеров шведов, голландцев и датчан, а венецианский сенат выслал… тринадцать кораблестроителей» (21). Составление росписей кораблей, отведение леса и надзор за ходом работ Петр I поручил Владимирскому судному приказу во главе с «адмиралтейцем» А.П. Протасьевым.


Царь Петр в костюме голландского матроса и галера 1696 года

«Кумпанство» тамбовского епископа
Поскольку тамбовская церковь за 10 лет управления святителем Питиримом стала видным землевладельцем, то ей пришлось строить корабль наравне с древнейшими и богатейшими епархиями. Зная состояние дел, невольно задаешься вопросом: было ли во владении тамбовского епископа 8 тыс. дворов, с которых предполагалось построить корабль? Не проявилась ли здесь личная инициатива святителя как истинного государственника?

В Российском государственном архиве Военно-Морского флота сохранилось 25 дел 1696–1709 годов, среди которых есть документы тамбовского епископа. В них говорится, что работы по постройке флота шли в Воронеже, Козлове, Добром, Сокольске, Ступине, Тарбееве. Добренский и Козловский уезды, входящие в бассейн Дона («Донской отпуск»), состояли в списках поставщиков леса, изготовителей легких судов и грузовых лодок – стругов и будар. В 1698 году из 87 запланированных стругов для Азовского флота козловцы должны были изготовить 15 (22).

Массовое кораблестроение для России было делом затруднительным: не было ни подобного масштабного опыта, ни системы, позволявшей координировать и направлять ход работ. А.П. Протасьев, возглавлявший надзор за строительством, не оправдал доверие царя и погряз в злоупотреблениях. В сложившихся обстоятельствах каждому руководителю «кумпанства» приходилось принимать в работе личное участие и самому решать, как строить свой корабль.

«Вскоре перед лицом возникших трудностей нового дела многие как светские, так и духовные кумпанства стали заключать договоры с подрядчиками на строительство кораблей. Кумпанство Тверского архиепископа договорилось с иностранцем Болдуином Эндрюсом о постройке полностью вооруженной и снабженной всем необходимым галеры за 9700 руб. При этом подрядчик брал на себя расходы по перевозке лесов, содержанию мастеров, решению всех вопросов. С кумпанством Псковского митрополита тот же Болдуин договорился построить галеру на тех же условиях, но уже дороже – за 10000 руб. […]. Кумпанство Тамбовского епископа 5 августа 1697 г. отдало строительство своей галеры на подряд Францу Тиммерману» (23).

Для заготовки материалов тамбовскому епископу был выделен участок Добренского леса, а строительство галеры проходило на воронежской верфи. В тот период святитель Питирим скончался. Его дело предстояло продолжить новому епископу Игнатию.

Не все «кумпанства» смогли выполнить царский указ и начать работы в назначенный срок. Среди них – митрополит Суздальский и Юрьевский Илларион, епископ Тамбовский Питирим и Троице-Сергиева лавра, которые долго не приступали к строительству. На запрос «адмиралтейца» А.П. Протасьева в ноябре 1697 года «кумпанство» Троице-Сергиева монастыря докладывало, что на подводах они везут лес и вскоре приступят к строительству. Сложнее оказалось установить причину остановки строительных работ в компании тамбовского епископа. Однако в результате расследования, проведенного Владимирским судным приказом, выяснилось, что «кумпанством» еще 5 августа 1697 года возведение галеры со всеми «припасами» было отдано на подряд «иноземцу» Ф. Тиммерману, и прекращение строительства связано с передачей корабельного снаряжения и заготовленной древесины доверенным лицам подрядчика (24).

Через год царь, находившийся с Великим посольством в Амстердаме, решил, что количество готовящихся судов будет недостаточным для решения военной задачи. 3 декабря 1697 года новым указом он «поручил светским и духовным кумпанствам построить еще 19 судов, для чего два кумпанства должны были строить по одному кораблю. Для сооружения шести галер сложились следующие группы духовных кумпанств: 1) Святейшего Патриарха с Рязанским митрополитом; 2) Новгородского митрополита с Саввино-Сторожевским монастырем; 3) Ростовского и Крутицкого митрополита; 4) Суздальского митрополита и Тверского архиепископа; 5) Белгородского митрополита и Тамбовского епископа; 6) Троице-Сергиева монастыря с Новодевичьим» (25).

Провал кораблестроительной политики
Галеры, заложенные в 1697 году и спущенные на воду, имели названия: «Перинная тягота» – «кумпанства» Святейшего Патриарха; «Ветер» – Троице-Сергиева монастыря; «Заячий бег» – митрополита Рязанского; «Золотой орел» – митрополита Ростовского.
Всего запланировано было построить 18 гребных галер по единому голландскому образцу, – все они должны были быть плоскодонными, с малой осадкой для удобства хождения на веслах по рекам. Суда, длиной 38,1 м и ширину 7,3 м, должны были иметь 14 банок. В действительности же, построенные разными мастерами, размер галер варьировался от 41,8 до 53,1 м, а их артиллерийское вооружение состояло из 21–27 орудий (три 6–12-фн. пушки, остальные – фальконеты). К сожалению, большинство галер так и не были спущены на воду (26).

В истории Азовского флота сохранились сведения о судах. Судя по фамилиям, корабли тамбовского «кумпанства» были возведены венецианскими мастерами:

1. Галера, строившаяся епископом, не имела названия; была заложена в 1697 году на воронежской верфи; строитель Я. Моро; размер 43x6,6x2 м; разобрана после 1709 года на стапеле.

2. Галера, строившаяся тамбовским епископом совместно с белгородским митрополитом, тоже не имела названия; была заложена в 1698 году на воронежской верфи; строитель Пикколо; размер 45,8x6,2x1,8 м; разобрана после 1709 года на стапеле (27).

Таким образом, ни одна галера тамбовского «кумпанства» не была спущена на воду.

По плану Петра I, к весне 1698 года весь Азовский флот должен был быть возведен. Анализируя исторические факты, исследователи пишут: «Ни сам Петр, ни население, ни руководившие строительством служители приказов не имели никакого опыта в кораблестроении, но при этом царем ставилась задача строительства флота в течение одного года. Уже только этим было запрограммировано его изначально низкое качество […]. К осени 1697 г. [царь] очевидно стал осознавать нереальность поставленной им задачи…, отложил окончание постройки до осени 1698 года […]. При спуске кораблей весной 1699 г. в воды р. Воронеж пригодными к плаванию на Азовском море оказались всего 4–5 судов […]. 1699 г. окончательно убедил Петра в провале поспешного «кумпанского» строительства. Петр сумел вывести в море только 9 судов из своей первой кораблестроительной программы, причем 5 из них были построены не в Воронеже, а на Хопре и на Дону. Всего же из строившихся 76 кораблей и 19 галер были спущены на воду: в 1699 г. – 35, после 1700 г. – 16, не спущены вовсе – 25. Из них к 1711 г. дошли до Азова всего 23 корабля и галеры, а выведены в Азовское море были всего 17 кораблей и галер, то есть едва 1/5 часть всех строившихся кораблей» (28).

Через некоторое время мировая политика изменилась, и взоры Петр I обратились к Балтийскому морю. Азовский флот и строящийся город Таганрог были им брошены, однако предыдущий опыт не пропал даром. После неудачной постройки судов «кумпанствами» (на что было израсходовано более 900 тыс. руб.), Петр I сосредоточил работы по созданию флота в руках государства. Корабли с тех пор стали строить сериями, по заранее утвержденным чертежам.
* * *
Таким образом, одним из помощников государя в деле укрепления южных границ с полным правом можно считать епископа Питирима. Прекращение строительства каменного собора в Тамбове связано не столько с болезнью святителя, сколько с тем, что все средства епархии тогда шли на государственное дело, цена которому – безопасность южных границ. Так или иначе, но после Азовских походов «воинские» люди из Крыма никогда к Тамбову больше не приходили.

Если святитель Питирим видел смысл в политике государства, поддерживая словом и делом, то его последователь, владыка Игнатий, управлял епархией совсем в других условиях. В его период все более очевидной становилась мысль о неправильности государственной политики, в том числе о бесперспективности «кумпанств». По делу, связанному с обличителем царя Григорием Талицким, епископ Игнатий был осужден в 1701 году, а вместе с ним пострадала и Тамбовская епархия, упраздненная Петром.

В Тамбове, Воронеже и Москве остались, как каменные летописи, – освященные храмы, связанные с периодом Азовских походов.

В 1696 году в Москве патриарх Адриан в своей резиденции, Николо-Перервинском монастыре, основанном во времена Куликовской битвы, начинал строительство нового Никольского собора. В 1700 году он сам успел освятить храм, где первый этаж посвятил преподобному Сергию Радонежскому, вдохновителю победы над татарами, второй – Николаю Чудотворцу, а церковь на колокольне – Успению Пресвятой Богородицы.
Воронежская епархия после событий конца XVII века укрепилась, а Адмиралтейская Успенская церковь в Воронеже и сегодня сохраняет память о времени строительства флота.

В Тамбове епископ Питирим освятил южный придел недостроенного Спасо-Преображенского собора в честь Николая чудотворца – покровителя мореплавателей (29). Несмотря на то, что окончательно собор был достроен лишь через сто лет, сегодня его все равно называют Питиримовским, хотя по внешнему виду он более соответствует стилю рубежа XVIII–XIX веков. Классицистический облик здания скрывает его древнерусское основание XVII века, построенное при епископе Питириме, – точно также как заложенный Петром I императорский Петербург одно время главенствовал над патриархальной Москвой. Архитектура тамбовского собора наглядно являет исторический перелом рубежа двух эпох и может по праву считаться уникальным жертвенным памятником государства Российского.

М.А. Климкова

1 Молчанов Н. Жизнеописание святителя Питирима епископа Тамбовского. Тамбов, 1914. С. 123.
2 Березнеговский С.А. Тамбовский кафедральный Спасо-Преображенский собор // ИТУАК, 1913. Вып. LV. С. 239.
3 Там же. С. 240. В жалованной грамоте говорилось, что по писцовым книгам 1678 г. за Чернеевым монастырем и Проломской пустынью значилось 687 дворов.
4 Орлов Н. Тамбовские летописи // ИТУАК, 1918. Вып. LVIII. С. 243. Мироточение иконы произошло в декабре 203 г., что при переводе на новое летоисчисление соответствует 1694 г.
5 Бутырским полком командовал в 1686–1699 гг. П.И. Гордон, в 1699–1705 гг. – Я.П. Гордон.
6 В 1688 г. св. Питиримом была основан Трегуляевский Иоанно-Предтеченский монастырь. См.: Материалы, относящиеся к истории Тамбовского края, по документам Московского Архива Министерства Юстиции: Г. Тамбов и его уезд / Сост. И.Н. Николев. Тамбов, 1884. Вып. 1. С. 53.
7 Молчанов Н. Указ. соч. С. 98.
8 Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края. Тамбов, 1993. С. 21.
9 Лебедев А.И. Эпоха Петра Великого // История Российского флота. М., 2007. С. 25.
10 После того как границы России сформировались, в Синодальный период, Церкви была оставлена функция духовного окормления народа и его патриотического воспитания.
11 Писарев Н. Домашний быт русских патриархов. Казань. 1904. С. 199.
12 Крепость была подарена князю А.Д. Меньшикову, устроившему в 1711 г. Петропавловскую пустынь «для богомолья о здравии Государя Императора Петра I и об упокоении родителей князя Меншикова», которая с 1756 г. относилась к Тамбовской епархии.
13 Успенский собор строился в 1694–1699 гг.
14 Толстой М.В. Рассказы из истории русской церкви // История русской церкви. М., 1991. С. 640–641.
15 Карташев А.В. Очерки по истории Русской Церкви. М., 1991. Т. II. С. 332.
16 См.: Филевский П.П. История города Таганрога. М., 1898.
17 «В 1696 г. тот же государь был у патриарха 1-го октября «с последнего часа дневных часов до другого часа ночи до последней чети» (Писарев Н. Домашний быт русских патриархов. Казань, 1904. С. 199).
18 Комолов Н.А. Церковь и военное кораблестроение в южнорусском регионе в конце XVII – первой половине XVIII вв. // Православный собеседник. Вып. 2 , Казань, 2008. С. 200.
19 Подробнее см.: Богданов А.П. Русские патриархи (1589–1700). М., 1999. Т. 2.
20 Цит. по: Князьков С. Из прошлого русской земли: Время Петра Великого. М., 1909. С. 49–50.
21 Трехсотлетие дома Романовых: 1613–1913. М., 1991. С. 117.
22 Курбатов А.А. Судовая повинность в Воронежском крае в XVII столетии // ИТУАК. Вып. 39. С. 56–63.
23 Комолов Н.А. Церковь и военное кораблестроение в южнорусском регионе в конце XVII – первой половине XVIII вв. // Православный собеседник. Вып. 2 , Казань, 2008. С. 201. Ф. Тиммерман был учителем молодого Петра. В 1688 г. цесаревич вместе с Тиммерманом нашел в Измайлове ботик, названный «Святой Николай», на котором будущий царь учился плавать. Впоследствии он пользовался безграничным доверием Петра I во всех делах. При строительстве флота занимался выпиской заграничных корабельных мастеров для «кумпанств».
24 Подробнее см.: Церковь в строительстве Азовского флота // Воронежский епархиальный вестник. Воронеж, 2003. № 1.
25 Комолов Н.А. Церковь и военное кораблестроение в южнорусском регионе в конце XVII – первой половине XVIII вв. // Православный собеседник. Казань, 2008. Вып. 2. С. 202
26 Подробнее см.: Список судов Азовского флота, 1696–1712 // Елагин С.И. История русского флота. Период Азовский. СПб., 1864.
27 Там же.
28 Петрухинцев Н.Н. Два флота Петра I: Технологические возможности России // Вопросы истории, 2003. № 4.
29 В Тамбовском крае c XVII в. было распространено почитание образа св. Николы Можайского.



Спасо-Преображенский собор. Фото 1904 года
Tags: Соборная площадь, Тамбов, праздники, свт. Питирим
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments