marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Фотоателье Енкена в Тамбове

Многолетние, а иногда и многовековые традиции были в России основой высоких достижений во всех видах деятельности, поэтому на протяжении целого ряда лет люди ходили к одному и тому же сапожнику, булочнику, мельнику, пасечнику. Они знали, что у этого человека всегда всё будет самое лучшее, что здесь никогда не обманут, не обвесят и не обсчитают. В один и тот же магазин или трактир ходили и деды, и внуки. Честное имя, зарабатывавшееся порой веками, было лучшей рекомендацией.

Семейные традиции строго соблюдались. Самым страшным было сделать что-то такое, что бросало тень на репутацию семейных предприятий. Иногда, правда, наследники «проматывали» семейные купеческие дома, совершали разные проступки, но до революции в России подобные случаи были редким явлением, сразу становившимся предметом всеобщего обсуждения. В основном, дела отцов и дедов продолжали дети и внуки, а дело расширялось и крепло. Так возникали семейные династии.

Были свои династии в Тамбове. Все его жители, к примеру, знали, что лучшие калачи пекли Толмачёвы, лучшие ткани продавались в магазине Шоршорова, а лучшие фотографы работали в ателье С.К. Енкена.

1. Сергей Карлович Енкен
Сергей Карлович Енкен

В.А. ЕРМАКОВ
Фотографические традиции семьи Енкен


Одним из старейших в Тамбове фотографов был В.П. Николаев, который получил разрешение открыть фотоателье в доме действительного студента К.А. Енкена. По завещанию фотомастерская перешла во владение жены Николаева, которая, в свою очередь, передала её Ольге Фёдоровне Енкен. Это ателье действовало с 1894 года до начала 1980-х, когда было снесено в связи с постройкой здания за рестораном «Центральным»[1] и начавшегося строительства помещения для нового обкома партии[2]. Таким образом, практически сто лет в доме со стеклянной галереей, принадлежавшем семье Енкен, работала лучшая в городе фотомастерская.

Фамилия Енкен имеет шведское происхождение. Предок этой семьи был взят в плен во время шведской войны, которую вёл Петр I, и остался в России, а один из его потомков поселился в Тамбове.

Историю семьи Енкен нам рассказала внучка Сергея Карловича Енкена – Ирина Олеговна Саранча (урождённая Шмарова). Она родилась в Тамбове в 1928 году и хорошо помнит город довоенного времени. Архив фотопластинок Енкена тогда хранился на чердаке дома, и Ирина Олеговна, когда была девочкой, с интересом рассматривала их. Во время Великой Отечественной войны несколько ящиков с фотопластинками пришлось отмыть в горячей воде от желатинового слоя, и Сергей Карлович отвозил их в теплицы на Новую Ляду, где обменивал на зерно и муку для своей семьи.

Дед Ирины Олеговны, Карл Енкен, умер рано, и его жена Ольга Фёдоровна одна воспитывала трёх сыновей – Сергея, Фёдора, и ещё одного, имя которого не сохранилось. Сергей Карлович Енкен (1876–1962) стал известным тамбовским фотографом.

С самого раннего детства Сергей Карлович был связан с фотографией, ведь на первом этаже его дома располагалось лучшее в городе фотографическое ателье – в самом центре города, на лучшей улице Дворянской, в красивом особняке со стеклянным павильоном. Все дворяне и богатые купцы здесь фотографировались. Фотографический архив, хранившийся до последних дней существования мастерской (начало 1980-х годов), содержал уникальные стеклянные фотопластинки с портретами генералов с саблями, офицеров, дам в кринолинах и шляпах.

2. Семья фотографа
Семья фотографа

С детских лет Сергей Карлович играл фотографическими аппаратами и видел, как снимают работавшие у них в ателье фотографы, но в начале жизни он не пошёл по «фотографической линии». После окончания Тамбовского реального училища он организовал небольшое производство безалкогольных напитков. Его заводик располагался на территории большой усадьбы, принадлежавшей семье Енкен и продолжавшейся от улицы Дворянской (ныне Интернациональная) до Араповской (М. Горького). Здесь был большой фруктовый сад и пчелиная пасека, в которой работал пчеловод, приносивший к завтраку для большой семьи мёд в сотах. За домом по улице Дворянской располагалось три флигеля, в одном из которых и было организовано производство фруктовых вод. На заводе работало около 20 рабочих, которые жили рядом в двух флигелях.

Отношения хозяев с рабочими были хорошими, дружескими, почти семейными. Зарплату платили достойную. Питались все вместе за одним столом, за которым порой собиралось до 30 человек. К каждому празднику, помимо заработной платы, хозяева дарили всем работникам подарки – кому сапоги, кому шляпу, кому бутылку вина. Бедным девушкам готовили к свадьбе приданое. В те годы, по сложившейся традиции, в богатых семьях хозяйка носила платья недолго, после чего дарила их девушкам-работницам, которые всегда были хорошо одеты. По выходным дням и праздникам хозяева и рабочие вместе семьями плавали на лодках по Цне – отдыхать на остров Эльдорадо. Одним словом, жили и работали вместе и хозяева, и рабочие. Это был в прямом смысле слова большой «семейный бизнес».

Для изучения производства фруктовых вод Сергей Карлович ездил в Москву и в Италию. Безалкогольные напитки производились в те годы только на основе натуральных сиропов и ягодных концентратов, хранившихся в больших бутылках в подвалах дома Енкен. Фрукты и ягоды в больших количествах закупались в Тамбовской губернии. Это небольшое производство процветало и приносило хороший доход. И фотография тоже. Семья жила в достатке.

3. Вид от фотоателье Енкена на Стефановскую церковь. Фото начала 20 в.
Вид от фотоателье С.К. Енкена на Стефановскую церковь

Первой женой Сергея Карловича была Любовь Алексеевна Знобищева. Она рано умерла от крупозного воспаления лёгких, и Сергей Карлович женился на её сестре Софье Алексеевне – вдове с двумя девочками на руках. Своих детей у Сергея Карловича не было, и он воспитывал падчериц как родных дочерей. Одна из них, Клавдия Степановна Степанова (1908–1973), – мать Ирины Олеговны Шмаровой. В семейном архиве сохранилось несколько фотографий начала 1920-х годов с видами двора их большого дома, с флигелями и фруктовым садом.

После революции фотография и завод фруктовых вод были национализированы. Семья Енкен переехала жить в один из флигелей во дворе дома. Сергей Карлович стал работать фотографом в своём бывшем семейном ателье, проработав там практически до самой смерти в 1962 году. Он прожил долгую жизнь – 86 лет, половину из которых пришлись на дореволюционные годы. Конечно, в 45 лет начинать новую жизнь, осваивать новую работу было не просто, но фотография для Сергея Карловича была родным, семейным занятием. С детских лет он с братьями «нюхал» запахи фотографической химии, знал, как работает фотограф, поэтому всё у него получалось отлично. Софья Алексеевна тоже работала в фотоателье – копировщицей и ретушёром.

«Фотография № 2» (так стало называться фотоателье Енкен) было лучшим фотографическим заведением советского времени в нашем городе. Сравниться с ним могла лишь «Фотография № 1», где работал Семён Александрович Хабибуллин – знаменитый фотограф-портретист, приехавший в Тамбов из города Сочи, после того, как его семья была репрессирована и некоторое время жила на поселении в Сибири. На большой групповой фотографии 1930-х годов они сидят рядом – Сергей Енкен и Семён Хабибуллин. Конечно, между этими двумя мастерами существовало негласное соревнование – кто лучший портретист в городе.
Нам довелось видеть много портретов Хабибуллина и Енкена. Трудно решить, кто из них лучше снимал. Все их фотографические работы тех лет – шедевры. Сейчас такие фотографии в нашем городе никто не делает. Не было тогда никакой так называемой «халтуры». Фотографы работали в традициях лучших дореволюционных русских фотомастеров: старались «раскрыть» образ человека, проникнуть в его душевное состояние и передать в фотографическом изображении. У каждого фотографа была своя «метóда» – как снимать, как разговаривать с портретируемым. Были и свои профессиональные секреты. Сейчас все эти навыки и методы утрачены, поэтому, когда человек идёт получать свою фотокарточку, он порой не может на ней себя узнать.

4. Иван Матвеевич. Фото 1924 г.
Иван Матвеевич. Фото 1924 года

В 1920-е годы в «Фотографии № 2» вместе с Сергеем Карловичем работал молодой фотограф Иван (молодёжь уважительно звала его Иваном Матвеевичем). В семью Енкен он попал ещё до революции, мальчиком-сиротой. (Так часто поступали в богатых семьях – брали на содержание и воспитание бедных сирот.) Со временем Иван стал хорошим фотографом-портретистом и был известен в городе не только как мастер своего дела, но и большой щёголь. Он имел небольшой рост, поэтому носил тёмно-бордовые сапоги на высоких каблуках. Был он завзятым сердцеедом и о его «похождениях» ходили легенды.

Иван Матвеевич умер рано, в 28 лет, – простудился, заболел воспалением лёгких, которое перешло в скоротечную чахотку. На одной из семейных фотографий он запечатлён играющим с собакой во дворе дома, который располагался на Дворянской улице. На нём – знаменитые бордовые сапоги на каблуках, а сзади, на скамье, сидят слева направо: Вера Степановна, Клавдия Степановна (с кошкой), Любовь Алексеевна (жена Сергея Карловича) и старый садовник. Фотографировал Сергей Карлович Енкен в 1924 году.

5. Семья фотографа. Фото 1924 г.
Семья фотографа. Фото 1924 года

Отцом Ирины Олеговны, которая поделалась с нами своими воспоминаниями о семье Енкен, был представитель старинного тамбовского дворянского рода Шмаровых – Олег Борисович Шмаров. Его брат, Юрий Борисович Шмаров (1898–1989), – известный генеалог, историк, коллекционер, – всю свою жизнь посвятивший изучению и собиранию материалов о дворянских родах, о судьбе дворянских усадеб. Свою большую коллекцию родословных и портретов (более 15 тыс.) он передал Государственному музею имени А.С. Пушкина.

В 1998 году в Москве, в музее А.С. Пушкина, прошла большая выставка «100 дворянских портретов. Из коллекции Ю.Б. Шмарова», приуроченная к 100-летию со дня рождения коллекционера. В каталоге, посвящённом этой выставке, говорится: «В советские годы, когда история дворянского сословия, а вместе с нею генеалогия были прочно изъяты из науки, любитель-историк Ю.Б. Шмаров стал одним из немногих, а в 1960–1980-е годы – единственным специалистом в этой области. Множество посетителей шли к нему в дом для получения справки по родословным, по атрибуции дворянских портретов, истории усадеб и быта – и всем он помогал с исключительным радушием, как всякий человек, любящий свою тему…» (автор статьи – О.В. Рыкова, заведующая генеалогическим отделом Государственного музея А.С. Пушкина).

Олег Борисович и Юрий Борисович Шмаровы в 1930-е годы были репрессированы, сидели в тюрьмах и лагерях, как и многие русские дворяне.

Вот так переплелись в одной тамбовской семье ветви старинного дворянского рода с выходцами из далекой Швеции. Фотографы Енкен и дворяне Шмаровы стали родственниками. Хорошо, что в этой семье сохранился архив и фотографии, автором которых является один из лучших тамбовских фотографов – Сергей Карлович Енкен.

Автор статьи благодарит Ирину Олеговну Саранчу (Шмарову) за предоставленные фотографии и другие материалы из личного архива.

[1] Белое здание, где ныне расположен офис фирмы «Тамак», Областная избирательная комиссия и др. офисы.
[2] Ныне здание администрации Тамбовской области.

ЕРМАКОВ В.А. Фотографические традиции семьи Енкен // Тамбовская старина. 2010. Вып. 2.
7. Тамбовская старина, 2010
Tags: Тамбов, Тамбовская старина, о фотографии
Subscribe

  • Первая гроза

    Сегодня краем Тамбова прошла первая в этом году гроза. Где-то далеко громыхал гром, а из синей тучи слегка побрызгал дождь. Но для природы и этого…

  • Шестой субботник на Студенце

    С 2015 года группа «Спасем Студенец» организовывает и проводит субботники на Студенце, а вернее на его исторической части, где 17 апреля по старому…

  • Статья в сборнике "Феофановские чтения"

    12 октября 2019 года принимала участие в Феофановских чтениях, которые проходили в Вышенском монастыре. Материалы опубликованы. Оставлю здесь свою…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments