marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Статья о Державинском мосте

Ранее писала, что вышел четвертый выпуск сборника "Тамбовские древности". Помещу здесь в электронном виде свою статью из него - о Державинском мосте (может быть когда-нибудь кому-нибудь пригодится). Она написана по материалам, которые постепенно, по мере поступления, записывала здесь, в своем Жжурнале.

9

М.А. Климкова

Державинский мост в Тамбове
(к 270-летию со дня рождения Г.Р. Державина и 225-летию моста)
Жизнь и деятельность Гаврилы Романовича Державина связана с Тамбовом, где в 1786–1788 годах он был главой наместничества. И хотя период его пребывания здесь был не долгим (местное чиновничество его не приняло и постепенно вытеснило), ему удалось сделать на своём посту больше, чем кому-либо, подняв культуру, образование и строительное дело в городе на новую, более высокую ступень. Державин открыл народное училище, общественный театр и организовал постройку для него здания; учредил первую в городе типографию и первую в России провинциальную газету «Тамбовские известия» (выходила в свет в 1788 году); возвёл кирпичный завод, имевший в дальнейшем большое значение в застройке губернского центра по регулярному плану. Благодаря Державину, в работе над составлением и корректировкой данного плана принял участие его друг – известнейший архитектор Н.А. Львов. Тот же Львов послал из Петербурга в Тамбов, для помощи в строительной деятельности, «каменных дел мастера» итальянца Лукини (1).

При Державине в Тамбове началось более активное каменное строительство общественных и частных сооружений. Среди них – въездные Московские ворота с кордегардиями и мост через Студенец на улице Астраханской-Большой (ныне Советская). Если от ворот на Северной площади ныне ничего не сохранилось, то мостовое сооружение и сегодня служит городу на одной из самых главных и оживлённых транспортных магистралей.

Глава наместничества Державин
В 1636 году на юго-восточном рубеже Московского государства, в левобережье реки Цны, был заложен город-крепость Тамбов. В 1779 году он стал центром наместничества, что потребовало от него большей представительности и функциональности, а, значит, появления новых каменных административных построек в центральной части.

В 1781 году Екатерина II конфирмовала регулярный план Тамбова. Однако в тот период город не располагал резервами для развития, т.к. «не имел ни торгового, ни промышленного значения, и население его в 80-х годах… едва ли доходило до 10 000 человек; самую значительную часть жителей составляли однодворцы. По числу купечества Тамбов занимал между городами той же губернии седьмое место: первое принадлежало Козлову; за ним следовал Моршанск» (2).

В декабре 1785 года правителем Тамбовского наместничества был назначен действительный статский советник Г.Р. Державин, который подчинялся рязанскому и тамбовскому генерал-губернатору И.В. Гудовичу, чья резиденция находилась в Рязани. До приезда в Тамбов Державин, выехавший из Олонецкой губернии, некоторое время провёл в столице. «В Петербурге в это время находился также Гудович, которому новый сослуживец и представился… Главными ходатаями за поэта, при деятельном посредничестве Львова, были по-прежнему Безбородко и Воронцов» (3). Следовательно, большую роль в переводе Державина из Петрозаводска, где он рассорился с местным дворянством, сыграл его друг Н.А. Львов, служивший у графа А.А. Безбородко в почтовом ведомстве.

Главной его задачей Державина в Тамбове, куда он прибыл 4 марта 1786 года, была организация строительства административного центра города, для чего из казны выделялось ежегодно по 20 тыс. р.

Ещё в 1783–1785 годах, при генерал-губернаторе М.Ф. Каменском, началась «привязка» генерального плана Тамбова к рельефу местности, а также стали строиться каменные здания почты, банковского дома, гостиного двора, купеческих усадеб (4). Почтамт, возведённый по проекту Н.А. Львова на левом берегу Студенца, расположили не в том месте, которое предписывалось, поэтому в план начали вносить уточнения. Львов как раз и дорабатывал для Державина чертежи, привезённые тамбовским губернским архитектором В.А. Усачёвым. 24 марта Львов писал в Тамбов, что архитектор «Тромбара, коему в мою болезнь дано было переделывать тамбовские и рязанские планы, наделал было великих затруднений; но третьего дня граф А.А. [Безбородко] поручил мне взять его под команду, и я надеюсь, что в скором времени будут оные кончены к удовольствию Ивана В. [Гудовича]; причём скажу, что ваш тамбовский архитектор хлопотун» (5). Объясняя поправки, которые внёс Тромбаро, Львов сообщал: «Внутреннее расположение генерал-губернаторского дома и присутственных мест соображено совершенно с расположением прежнего плана... А площадь, если бы угодно было Ивану Васильевичу [Гудовичу], то мне бы казалось лучше сделать по последнему плану». 5 мая 1786 года Львов писал к Державину: «…пошлю к вам планы готовые уже, а теперь хлопочу, чтобы отправить к вам искусного каменного мастера италиянца, на что имею уже от графа [Безбородко] и позволение».

В Тамбове Державин жил в одноэтажном доме, расположенном на высоком берегу реки Цны (6). Он, как администратор, быстро входил в курс дел наместничества и, как поэт, привносил в жизнь города культурные новшества. Однако главным его делом, определённым императрицей, было строительство: организация производства кирпича (возведения кирпичного завода), поставки в город бутового камня и леса. 30 марта Г.Р. Державин докладывал И.В. Гудовичу: «Постройка повеленных вашим в[ысоко]-пр[евосходительством] кирпичных сараев в недействии, да и едва ли скоро в оное прейдёт; потому что на построение их лесу недостаточно, а на обжиг кирпичей дров и совсем не заготовлено. Странно кажется, что подрядчиков не сыскалось; но сия странность по-видимому происходит от естества здешних обстоятельств. Не можно ли отвратить оную и возбудить, чтобы были подрядчики за умеренную цену» (7). Тогда, возможно, у Державина появилась идея учредить типографию и газету, в которой можно было бы давать объявления о торгах на получение подрядов и ценах (по уездам). «М[илостивый] г[осударь], князь Николай Никитич, – писал Державин 24 августа 1786 года в Москву к Н.Н. Трубецкому. – Всепокорнейше в[ашего]го с[иятельстельст]ва утруждаю моею просьбою поговорить с Николаем Ивановичем Новиковым, не имеет ли он в своей типографии одного продажного для печатания книг со всеми к тому принадлежащими станка и с довольным числом для оного литых слов гражданского почерка, также не сыщется ли у него излишних, нужных для печатания книг мастеров, которые бы согласились ехать сюды, и что на их содержание в год жалованья производить потребно? По обширности здешней губернии и по множеству текущих дел, весьма много таких бумаг, которые бы чрез типографию скорее течение своё имели; то ежели усмотрю я выгоду, то дешевле один стан, нежели множество пустокормов подъячих содержать, я бы решился единственно для канцелярского производства завесть здесь типографию» (8).

Строительные материалы добывались на территории наместничества, а доставлялись в Тамбов на санях зимой или на судах по Цне весной и летом. Так, например, 24 июня 1786 года Державин просил руководство Казённой палаты выдать капитану А. Платцову деньги для оплаты за построение грузового судна: «…для перевозки водою заготовляемых для казённого в Тамбове строения хозяйственным образом материалов сделан по договору в Моршанске полубарк ценою в 75 руб., да куплена к нему лодка за 3 рубли равномерно для разснастки и воски полубарка бичевы за 4 ру[б]. 56 ко[п].» (9).

Цна у Тамбова была мелководна, поэтому Державин пытался заинтересовать Гудовича решением данной проблемы: «Вечную вы бы имени своему оставили славу открытием судоходства до Тамбова, ибо тогда-то бы сей город выстройкою своею мог бы скоро прийти в цветущее состояние, и те самые, которые теперь вымышляют крайние препятствия, ощутили бы великую от оного пользу» (10).


Фото начала ХХ века

Мосты: Яузский в Москве и Державинский в Тамбове
Летом 1786 года И.В. Гудович неожиданно приказал возводить в Тамбове каменный мост, строительство которого не было запланировано. События развивались следующим образом. Чиновник Н.С. Степанов, посланный Державиным в Москву с поручением найти кирпичных дел мастеров, сообщал 30 июля: «…явился я у его пр[евосходительства] Ивана Васильевича [Гудовича], и через два дня ездили к архитектору Бланку (11) и с ним на Введенские горы, где смотрели делаемый ручной кирпич, а потом к Яузскому мосту, который делается каменный. Рассматривая оный, [Гудович] изволил приказывать делать [мост такой] в Танбове, а потом купить два ящика кирпичных, один в Рязань, а другой в Танбов, кой мною и куплен; один по приказанию его превосх. отдан унтер-офицеру в Рязань, а другой остался у меня» (12).

В данном письме говорилось о мосте у Яузских ворот (13), расположенном близ церкви Троицы в Серебряниках, где в 1781 году К.И. Бланком была возведена колокольня. Из письма к Державину узнаём, что летом 1786 года каменный мост через Яузу уже строился и, видимо, не без участия Бланка, поскольку он стремился показать генерал-губернатору Гудовичу именно его. К тому же неподалёку от того места под руководством Бланка велось строительство Воспитательного дома. К московскому архитектору, очевидно, обратились неслучайно, поскольку он был тамбовским помещиком.

Таким образом, идея строительства моста через речку Студенец в Тамбове принадлежала Гудовичу, который, увидев в Москве каменный Яузский мост, приказал Державину возводить подобный в Тамбове. Мостовое сооружение, имея стратегическое значение в городской системе, должно было стать своего рода визитной карточкой насёленного пункта, поскольку по нему осуществлялся въезд с Московской дороги в центральную часть города.

Дорога из Москвы в центр Тамбова шла по улице Козловской по направлению к Спасо-Преображенскому собору, заложенному в 1694 году14, и лишь речка Студенец, разделявшая город на две части, была главным препятствием на пути к Соборной площади. Здесь издавна стоял мост, называемый Никольским (по посвящению ближайшего храма), который каждый год после половодья приходилось чинить, поскольку весной речка Студенец, разливаясь, разрушала всё на своём пути. По документам известно, что здесь, на одной из центральных улиц, в 1784 году сделали новый мост: «…построен вновь чрез реку Студенец деревянный мост, употреблено денег 1315 р. 43 к.» (15). По плану 1781 года нового каменного строения на этом месте возводить не предполагалось. Основной казённый мост намечалось делать выше по течению реки, напротив Сенной площади. Однако Гудович решил, что мостовому сооружению выгоднее стоять на пересечении Студенца с главной улицей – Астраханской-Большой, чтобы он вёл к главной площади, где должны были строиться дом генерал-губернатора и присутственные места (пока же там стоял старый, ветхий деревянный дом в два этажа, в котором Гудович останавливался во время своего приезда в Тамбов).

Следует отметить, что Державинский мост не только в период своего строительства, но и сегодня играет не последнюю роль в формировании облика городского центра. Являясь дорожно-пешеходной частью улицы Советской и имея чисто утилитарную функцию, он представляет собой ещё и знаковый объект инженерии и архитектуры. Достаточно сравнить его с другими мостами Тамбова, чтобы понять, что он имеет уникальную конструкцию, состоящую из трёх арок с трёхцентровыми сводами, распространёнными в архитектуре XVIII века, и выразительный художественный облик с хорошо выверенными пропорциями, характерный для эпохи классицизма.

Державинский мост и Троицко-Никольская церковь.Тамбов. Фото начала XX в.
Державинский мост (за ним Троицко-Никольская церковь).
Фотография начала XX века, сделана с колокольни кафедрального собора

Итальянец Лукини – «искусный строитель» и «человек добрый»
19 июня 1786 года Н.А. Львов сообщал Державину из Петербурга: «Послал я к вам весьма искусного строителя, каменного мастера Лукини, которого прошу держать в железных рукавицах, и он человек добрый». Известно, что итальянец добрался до Тамбова и был назначен к наблюдению за покупкой материалов для тамбовских казённых строений. Записи в журнале «строенной» (строительной) экспедиции Казённой палаты 1787 года начинались с январского рапорта архитектора В.А. Усачёва, в котором говорится, что Лукини поручили «для мастеров какого инструменту и материалу… как выгоднее для казны будет означенный материал и инструменты заготовить покупкою здесь или по другому» (16).

Гудович старался активизировать строительную деятельность Державина. 21 августа 1786 года он писал: «Милостивый государь мой, Гаврила Романович! Желая с самого поступления будущей весны начать в губернском городе Тамбове каменные присутственные места, прошу вашего превосходительства приказать тамбовскому губернскому архитектору сделать смету, сколько потребно кирпича, буту и прочих нужных к сему построению материалов, на будущее лето сие нужно для сделания заблаговременно подряда тех материалов, кои хозяйственным образом не приготовлены, и для соображения, какая будет разность цен в подрядах, против излишнего их заготовления, по сделанию сей сметы доставьте оную поспешнее ко мне» (17).

Журнал «строенной» экспедиции того времени представлял собой своего рода сводку «боевых» действий, которыми руководил наместник: в город свозился стройматериал, нанимались работники, обжигалась известь, изготавливалась машина для подъёма воды. Сохранились документы, из которых можно установить, что при Державине, кроме «починок ветхостей», в Тамбове «кирпичных сараев построено 20. Мерою каждый в длину по 40-ку, в ширину по 3 сажени. В каждом сарае настилается кирпича сырцом до 11 200. Обжигательных двойных печей с кирпичными наверху сводами сделано – 3. В каждой двойной печи по 10-ти очелков» (18).

С марта 1787 года при въезде в город начали возводить въездные ворота: «Московского въезда ворота кирпичные, о двух столбах, и в них с гербами здешнего наместничества о двух кирпичных стенах; при оных воротах, по обе стороны, кордегардия офицерская… На левой стороне каменная кордегардия солдатская» (19).

После того, как Гудович посетил спектакль в доме Державина, было решено строить в Тамбове здание общественного театра (правда, из-за недостатка кирпича его стали делать из дерева – в стиле фахверк). Однако главные сооружения – генерал-губернаторский дом и присутственные места – возводить так и не начали.

Пешеходная часть Державинского моста. Тамбов.
Фото до 1970-х годов

Строительство Державинского моста
В Тамбове Державин столкнулся с безответственностью и коррупцией в среде местных чиновников, связанных общими финансовыми делами с представителями купечества. Так, местный купец Матвей Бородин дал обещание о поставке в 1787 году для государственного строительства кирпича, который был у него в наличии и за который он получил предоплату (к весне оставалось лишь подвезти материал к месту стройки). Но Бородин не выполнил договора и подвёл Державина, продав, видимо, стройматериал по более выгодным ценам частникам. Получив государственные деньги за более чем 1 000 000 штук кирпичей, он поставил лишь их 20-ю часть, да и то не годных к употреблению – плохо обожжённых, некрепких, ломанных. Державин писал по этому поводу: «И ежели сие столь бесстрашное и явное похищение казны в основателе, можно сказать, по здешнему месту многих плутовств Бородине по законам строго не накажется, то я безнадежен произвесть здесь что-либо полезное» (20). И, действительно, так случилось, что единственным сооружением, сохранившимся со времён пребывания Державина в Тамбове, является каменный мост.

Когда стали делать кладку сводов моста, началась вторая русско-турецкая война (1787–1791). Перед правительством встала необходимость сбережения средств, поэтому осенью был издан указ, согласно которому финансирование строек в городах империи прекращалось. В то же время было предписано прислать в столицу отчёты о денежных тратах, планы зданий и сметы на их строительство, чем Державин активно занимался в надежде на продолжение работ. Причём, думается, что если бы возведение административных зданий в 1787 году в Тамбове всё же началось, то деньги на их достройку были бы выделены, и тогда город ныне имел бы совсем другой вид. Однако фундаментов зданий заложено не было.

Студенецкий мост начали делать 2 сентября 1786 года. К тому времени из Моршанска водным путём была доставлена полубарка, предназначенная для транспортировки бутового камня, а потом пришёл плот с дубовым лесом. Большим препятствием для перемещения грузов по воде служили мельничные плотины. Державин писал, что по его приказанию «нынешним летом, в июле и августе месяцах…, плот с лесом дубовым, нужным на сваи для постройки каменного моста, был прогнан; но как только препятствовали у вышеписанных мельниц плотины, то при оных каждый плот был разобран и лес поштучно чрез оные перетаскиван» (21).

В 1787 году Студенец опять дал о себе знать – во время половодья три мостовые сваи, которые забивали в почву русла речки в первый год строительства, «осели», а четвёртая была унесена полой водой.

Мост возводился из средств военного ведомства. Гудович с Державиным контролировали каждый шаг строительства, за которое отвечал комендант города – полковник Матвей Дмитриевич Булдаков. Известно, что от военной команды к мосту сначала были приписаны батальонный фурьер, отвечавший за снабжение, и один «мастеровой». Кирпичная кладка началась в 1787 году. Почти весь имевшийся в наличии крепкий кирпич, несмотря на размеры, направили на строительство моста. В его фундаменты пошёл даже кирпич от находящегося рядом разобранного архиерейского двора, построенного при епископе тамбовском Питириме в XVII веке. В дореволюционных источниках говорится: «Все прочие здания во время постройки большого каменного моста чрез речку Студенец светским правительством, для сбережения казённого интереса, сломаны, а материалы их употреблены на основание моста» (22).

Державин неоднократно распоряжался отпустить материалы для мостового сооружения, строительство которого продолжалось до наступления холодов. По документам видно, что 1 сентября в «строенную» экспедицию Казённой палаты пришло «сообщение от действительного статского советника и правителя тамбовского наместничества Гаврилы Романовича Державина, коим требует об отпуску в ведомство плац-майора для строящегося в Тамбове чрез реку Студенец казённого моста ста четвертей выжженной извести, за которую… деньги из экономической суммы возвращены будут. А по справке в экспедиции оказалось: в оной состоит извести, выжженной в прошлом 1786-м году за городом при речке Чумарсе, за раздачею взаимообразно с поставкою на место, где назначено быть строению, двести восемьдесят три четверти». 3 сентября пришёл следующий ордер Державина, в котором он требовал «об отпуске в ведомство господина плац-майора для строящегося в Тамбове чрез реку Студенец казённого каменного моста ещё ста четвертей выжженной извести, для чего в палате и определить об отпуске требуемого числа извести…» (23). В одной из своих записок Державин помечал: «Его превосходительство изволил приказать объясниться с Матвеем Дмитриевичем [Булдаковым]: 1-е, о досках для театра, по рапорту капитана-исправника, что оные… далее Моршанска перевозить не берётся; 2-е, справку сделать, сколько для мосту взято из Казённой палаты лесу, какого и когда именно» (24).

В 1788 году мост через Студенец продолжали достраивать. 2 января Державин предписывал Булдакову: «Из доставленных ко мне ведомостей от здешней казённой палаты усмотрел я, что оная палата почитая 200 дубовых брёвен длиною десять аршин толщиною от 5 до 6 вершков обошедшуюся ей покупкою с поставкою из Моршанска в Тамбов по 90 ко[п]. взятыми взаимообразно на сваи к строящемуся каменному мосту; а поелику постройка каменного моста производится из экономической суммы под ведомством вашим, и теперь самой удобной зимний путь посредством которого можно будет купить лес и перевезть гораздо выгоднейшими ценами, нежели как в неудобное время, то сего ради благоволите, ваше высокоблагородие, снесясь с казённою палатою о качестве леса на постройку моста…, приискав в покупке, не пропуская нынешнего зимнего пути; или, ежели палата согласна будет, то заплатить ей по надлежащей цене из экономической суммы деньгами, о чём от меня в палату сего же числа сообщено и по исполнении неоставя меня без уведомления» (25).

Подводя итоги строительной деятельности Державина в Тамбове, следует отметить, что, несмотря на видимый провал политики в этой области, работа наместника не сразу, но дала положительные результаты. Благодаря кирпичному заводу, к возведению которого Державин приложил много усилий, кирпич в городе вскоре стал дешевле дерева, что способствовало расцвету строительства. Так, в 1791 году епископ Феофил (Раев) писал: «...материалы же деревянные в Тамбове почти дороже каменных» (26).

Своеобразным памятником и свидетельством неудавшегося строительства при Державине сегодня являются открывшиеся фрагменты кладки стен моста через Студенец из разноразмерного кирпича, который «поставил» купец Бородин. Они символизируют состояние дел того периода, но более всего положение Державина, оказавшегося беспомощным перед местной безответственностью и коррупцией. Не в Тамбове ли он понял, что главным для обустройства России является не столько наличие хороших законов, сколько их исполнение? Может быть, с того времени начался его путь к должности генерал-прокурора Сената и первого в истории России министра юстиции?

В январе 1789 года Державина сняли с должности тамбовского наместника, и он уехал из Тамбова. «Не пройдёт и двух лет, как отстранённый от управления наместничеством Державин письменно обвинит Гудовича в самоуправстве. По словам Гавриила Романовича, генерал-губернатор «получаемый кирпич приказал употреблять на строение чрез реку Студенец каменного мосту, совсем по высочайше конфирмованному плану не положенного», что в итоге пагубно отразилось на возведении казённых зданий» (27).

Державинский мост через речку Студенец в Тамбове
Фото 2013 года

О короткой исторической памяти
В описи, датированной 20 ноября 1789 года, «состоящему в городе Тамбове каменному и деревянному строению, сколько онаго по описи оказалось…» приводится описание Державинского моста: «Каменный мост, длина пятьдесят одна сажень один аршин с половиною, ширина четыре сажени один аршин, вышина три сажени два аршина, под оным три арки; ко оному следует починки: пол каменной во весь мост переклать, кругом стен лебастре местами обвалился и кругом краскою обмазать на перилах, крышу подкрасить, под мостом в трёх арках землю вычистить для проходу воды» (28). В графе описи справа дана рекомендация: «…а как оный каменный мост ощекатурить вокруг с толчёным кирпичом извести, также покрыть жёлтою краскою, то следует починить местами. За работу и за материал заплатит восемьдесят рублей. Балюстрад покрыт железными листами, то следует [покрыть] масляною краскою. За работу и за материал заплатить тридцать пять рублёв. Да оной мост следует перемостить, песку и после камнем подмостить и заколотить щебнем. За работу и за материал двадцать рублёв. Под арками, где да внизу течение имеет вода, в трёх арках следует расчистить и не подмывало б мост чтоб; за оную за работу заплатить десять рублёв» (29).

Таким образом в 1789 году трёхпролётный каменный мост, возведённый при  участии Г.Р. Державина, не только действовал, но уже требовал ремонта.

В 1838 году, как свидетельствуют документы, у Державинского моста поменяли помост и перила. К данному делу приложены смета, описание работ и пояснительная записка инженера подпоручика Нечаева. Любопытно, что уже тогда о времени постройки инженерного сооружения тамбовцы  забыли: «Галкинский Студенецкий мост выстроен от тамбовского Приказа общественного призрения, а когда – по думе не видно...» (30). Зато далее перечислялись ремонтные работы, проводившиеся на мосту с 1823 года (с момента  передачи его в ведение Градской думы) по 1837 год: исправление ледорезов и шлюзов, штукатурка и побелка, «подделка каменных стен», изготовление перил и др.

Упоминание о ремонте Державинского моста в 1830-е годы находим и в «Очерках…» И.И. Дубасова – в том месте, где описывается деятельность губернатора Н.М. Гамалея: «Особенное внимание обращал Гамалей на внешнее благоустройство города Тамбова. При нём началось мощение главных городских улиц, выстроен был мост около Девичьего монастыря и отделан заново Никольский мост, который прежде назывался Галкинским» (31).

Около Державинского моста. Фото 2 января 2012 г.
Фото 2 января 2012 года

История продолжается
Каменных мостов, возведённых в городах России в XVIII столетии, за исключением столицы (Петербурга), и её окрестностей (эта тема особая), сегодня сохранились единицы. Все они хорошо известны. В Москве действуют: Дворцовый Лефортовский мост, Ростокинский акведук через Яузу, который строился для водоснабжения, парковые сооружения в Нескучном саду, Фигурный и Большой мосты в Царицыне. В Калуге сохраняется один из самых больших каменных акведуков России, возведённый в 1785 году. По одному каменному мосту того периода имеют города Вологда и Рязань (правда дата постройки последнего пока стоит под вопросом – XVIII или начало XIX века). Уникальность в этом ряду тамбовского Державинского моста заключается не только в его облике и истории, связанной с великим русским поэтом и государственным деятелем. Но ещё и в том, что в областном архиве сохранился целый комплекс документов, свидетельствующих о ходе его строительства в 1786–1788 годах и эксплуатации в последующие периоды, что является большой редкостью.

История городов складывается из поступков людей, которые в нём жили прежде и которые живут сегодня. Кто-то из них заполняет яркие, интересные исторические страницы, а кто-то – серые, никчёмные, те, о которых хочется стыдливо умолчать.

Тамбов гордится, что его судьба связана с Державиным, поэтами Боратынским и Жемчужниковым, музыкантом и композитором Рахманиновым, учёным Вернадским, писателями Платоновым и Сергеевым-Ценским и многими другими людьми, которые прославили это место, которые помогли вписать его события и факты в общую историю России. В память этих лиц устанавливают монументы и скульптурные памятники; их именами называют улицы, учебные заведения и даже гостиницы, используя в качестве так называемого «бренда». Однако к наследию этих людей почему-то не всегда относятся с должным вниманием и уважением. Одним из редких примеров подобного наследия является тамбовский мост – зримый, реальный объект, строительство которого было организовано Державиным.

Державинский мост есть, он существует ныне, поэтому его история не закончилась – она продолжает писаться. Какой она будет, а также кто и какое место займёт в ней, зависит от каждого конкретного человека, живущего на данном промежутке времени и принимающего те или иные решения. Ведь рукописи не горят, а в архивах сохраняются документы.

ПРИМЕЧАНИЯ
1 Не надо путать с архитектором Джованни Лукини (1784–1853). В Тамбове фамилию «каменных дел мастера» переделали на русский манер  – Лукин (см. в документах ГАТО).
2 Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам, описанная Я. Гротом. СПб., 1880, Т. VIII. С. 403. Центром наместничества Тамбов стал благодаря присутствию церковной власти. В 1758 г. здесь была восстановлена епископская кафедра, открытая в 1682 г. и упразднённая Петром I.
3 Жизнь Державина по его сочинениям и письмам и по историческим документам, описанная Я. Гротом. СПб., 1880, Т. VIII. С. 403–404.
4 К приезду Г.Р. Державина характер центра Тамбова был в основном сформирован. Соборную площадь называли Наместнической; были построены каменные дома купцов М. Малина и А. Толмачёва. См.: ГАТО. Ф. 2. Оп. 5. Д. 1.
5 Здесь и далее по кн.: Сочинения Державина с объяснительными примечаниями Я. Грота. СПб., 1869. Т. V. С. 447, 515, 479, 493. Из письма видно, что планы, исправлялись Н. Львовым и Дж. Тромбаро, приехавшим в Россию по приглашению Екатерины II вместе с Дж. Кваренги.
6 В 1789 г. в описи деревянного дома, длина которого 12 саж. 1 арш. и ширина 8 саж., говорилось: «Об оном губернаторском доме по истребованным от здешней полиции сведениям означено, что оной куплен в казну у бывшего здесь правителем наместничества господина генерал-майора князя Давыдова, а за какую цену и отколь деньги заплачены, о том в той полиции неизвестно, да и в здешней казённой палате сведения нет…». См.: ГАТО. Ф. 2. Оп. 10. Д. 14. Л. 175–176.
7 Сочинения Державина... СПб., 1869. Т. V. С. 454.
8 Сочинения Державина... СПб., 1871. Т. VI. СПб., 1869. Т. V. С. 548–549.
9 Здесь и далее по док.: ГАТО. Оп. 140. Д. 126. Л. 3, 11, 17, 18. Всего было приобретено семь полубарок размером 8х10 м.
10 Жизнь Державина по его сочинениям и письмам... С. 426.
11 Карл Иванович Бланк (1728–1793) – московский архитектор, владел имением в Липецком уезде Тамбовской губернии.
12 Сочинения Державина... СПб., 1869. Т. V. С. 522.
13 Считается, что каменный Яузский мост, на месте которого сегодня стоит Астаховский, построил купец С. Андриянов, только в 1805 г.
14 Подробнее см. кн.: Климкова М.А. Соборная площадь города Тамбова. Тамбов, 2012.
15 ГАТО. Ф. 2. Оп. 9. Д. 24. Л. 28 об. – 29.
16 Там же. Д. 17. Л. 1.
17 Там же. Оп. 8. Д. 22. Л. 1.
18 Сохранились «Ведомости о кирпичном заводе, состоящем в губернском городе Тамбове, построенном в 1787-м году на заготовление к казённому каменному построению кирпича, с показанием его пространства и во что он с принадлежностями казне обошёлся». См.: ГАТО. Ф. 2. Оп. 9. Д. 24. Л. 33, 33–34 об., 34 об.
19 Там же. Оп. 10. Д. 14. Л. 87.
20 Сочинения Державина... СПб., 1869. Т. V. С. 674.
21 Державин Г.Р. Мнение о судоходстве Тамбовской губернии по реке Цне // Сочинения Державина... СПб., 1786. Т. VII.  С. 674–675.
22 Березнеговский С.А. Тамбовский кафедральный Спасо-Преображенский собор // ИТУАК, 1913. Вып. LV. С. 241.
23 ГАТО. Ф. 2. Оп. 9. Д. 17. Л. 59–59 об.
24 Там же. Д. 24. Л. 24.
25 Там же. Л. 51.
26 Там же. Ф. 181. Оп. 1. Д. 195. Л. 46. Именно в тот года началось строительство каменного собора Казанского монастыря в Тамбове и каменного трапезного флигеля с Предтеченской церковью в пригородном Трегуляевском Иоанно-Предтеченском монастыре.
27 Мещеряков Ю.В. Гавриил Романович Державин: Тамбовский период деятельности (1786–1788). Тамбов, 2006. С. 91.
28 ГАТО. Ф. 2. Оп. 10. Д. 14. Л. 88.
29 Там же.
30 Там же. Ф. 46. Оп. 1. Д. 44. Л. 8.
31 Дубасов И.И. Очерки из истории Тамбовского края. Тамбов, 2006. С. 56.

Тамбовские древности, 2013. Вып. 4. С. 146-157.

Арка Державинского моста в Тамбове. Фото 29 декабря 2012 г.
Фото 29 декабря 2012 года
Tags: Державинский мост, Тамбовские древности, книги, мосты
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments