marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Дом с лирой

Как-то увидела у vetumtrud фотографию деревянного жилого дома на улице Куйбышева в Тамбове, над входной дверью которого помещена резная лира в обрамлении лавровых ветвей. Решила сходить его посмотреть и сделать фотографии. День выдался морозный и солнечный, и здание, покрашенное светло-охристой краской, будто само излучало свет. Невольно вспомнился древнегреческий миф о солнечном боге Аполлоне.


Дом с лирой на улице Куйбышева в Тамбове. Фото декабря 2013 года


Лира – очень «говорящий» символ и просто так его изображение на входом не повесят. Именно лира дала жизнь слову «лирика», поскольку в античной поэзии стихотворные произведения, которые воспроизводили глубокие человеческие переживания, исполнялись под аккомпанемент этого струнного инструмента.


В древнегреческой мифологии лира являлась атрибутом бога Аполлона, олицетворявшего Солнце и почитавшегося в качестве пророка, покровителя наук и искусств, врачей, дорог, путников и мореходов. Все певцы и лирники вели свое происхождение от этого Мусагета (водителя муз).


Д.-Б. Тьеполо. Аполлон и континенты. 1752-1753


Пифия (жрица-прорицательница) из храма Аполлона в Дельфах. Древняя Греция

Лира также была атрибутом и других мифологических персонажей Древней Греции. Среди них – Орфей, певец и музыкант, которому Аполлон подарил золотую волшебную лиру, с помощью которой можно было покорять сердца людей, приручать диких зверей, передвигать скалы. Орфей, согласно мифу, после смерти своей жены Эвридики спустился за ней в подземное царство мертвых, где игрой на лире заворожил его властителя – бога Аида.


Орфей в подземном царстве

С лирой изображались Эрато (муза любовной поэзии) и Гармония (богиня согласия, олицетворявшая счастливый брак). 


Э.-Д. Пойнтер. Эрато. 1877

Однако тамбовский дом с лирой заинтересовал меня не столько своим атрибутом, сколько тем, что он располагается в квартале, где находилась усадьба Михаила Андреевича Боратынского (племянника поэта), которая тоже была связана с поэзией и музыкой. Как известно, в ней проводились музыкальные вечера, звучали стихи, а ее владелец писал свою работу «Род дворян Боратынских», ставшую важнейшим историческим источником. К тому же Михаил Боратынский был зятем поэта Алексея Михайловича Жемчужникова, который специально перебрался жить в Тамбов, чтобы быть рядом со своей старшей дочерью и единственными внуками – Володей и Сергеем Боратынскими. Первое время Жемчужников снимал дом, стоявший в том же квартале.

IMG_0037
Дом М.А. Боратынского на улице Мичуринской в Тамбове (в 2010 году снесен). Фото 30 января 2010 года

Таким образом, квартал Тамбова, который до революции относился к первой части города и имел номер – 11, так или иначе был связан с поэзией и музыкальными традициями. И, как видно, не только благодаря Боратынским и Жемчужникову, но, судя по атрибуту (лире) на одном из домов, и другим владельцам усадеб.


Дом с лирой на улице Куйбышева в Тамбове. Фото 2013 года

По архивным документам можно восстановить фамилии всех дореволюционных владельцев домов этого квартала. Так, например, в списке под № 342 «Окладной книги Тамбовской Городской Управы о налоге в казну и городские доходы с недвижимых имуществ г. Тамбова на 1902 г. по 1 части» в 11-м квартале города значится дом коллежского асессора М.А. Боратынского № 9 стоимостью 1000 рублей. Нумерация зданий этого квартала улицы Мичуринской (бывшей Козловской) на протяжении XX века сохранялась, поэтому ныне адрес дома: ул. Мичуринская, 9.

По документу 1902 года, дома 11-го квартала по ул. Козловской принадлежали владельцам:

дом № 1 – Казенная палата или Казначейство (дом Министерства финансов, ныне – здание комитета по управлению имуществом Тамбовской области по адресу: ул. Московская 65 / ул. Советская 130; небольшой дом № 1 по ул. Мичуринской входил в комплекс Казенной палаты);

флигель № 3 – Ивану Федоровичу Толмачеву, был оценен в 1000 р.;

дом № 5 – мещанке Марии Егоровне Кириной, оценен в 850 рублей (на месте дома в 1902–1910 годах почетным гражданином Тамбова, домостроителем Федором Никитовичем Пикулиным был возведен двухэтажный каменный особняк высшего начального училища для подготовки в университеты и институты, оцениваемый в 1500 р.; ныне – здание прокуратуры);

дом № 7 – губернскому секретарю Николаю Васильевичу Степанову, оценен в 600 р.;

дом № 9 – коллежскому асессору Михаилу Андреевичу Боратынскому, оценен в 1000 р.;

дом и два флигеля № 11 – мещанке Глафире Васильевне Сладчанкиной, оценен в 700 р. (ныне два из них, выходящие фасадами на ул. Мичуринскую, сохраняют нумерацию – № 11);

дом № 13/30 (угловой) – прусскому подданному Леонтию Карловичу Арольду, оценен в 350 р. (через несколько лет продан купцу Ивану Михайловичу Семенееву).


Дом с лирой на улице Куйбышева в Тамбове. Фото 2013 года


К сожалению, списка домовладельцев того же квартала, но домов по улице Куйбышева (бывшая Хлебная), в тетрадях, в которые десять лет назад списывались архивные документы, я не нашла. У меня дома собрался такой обширный архив, что в нем, для того, чтобы что-то найти, надо делать полноценные изыскания.




Поскольку квартал, в котором стоит дом с лирой, известен, прежде всего, владельцами Боратынскими, решила освежить в памяти поэзию Евгения Боратынского (тем более что памятник ему ныне стоит в двух шагах от этого места).

В стихах Боратынского очень часто возникает образ лиры, который используется как знак поэтического творчества.
 


***


В дни безграничных увлечений,
В дни необузданных страстей
Со мною жил превратный гений,
Наперсник юности моей.
Он жар восторгов несогласных
Во мне питал и раздувал;
Но соразмерностей прекрасных
В душе носил я идеал;
Когда лишь праздников смятенья
Алкал безумец молодой,
Поэта мерные творенья
Блистали стройной красотой.
Страстей порывы утихают,
Страстей мятежные мечты
Передо мной не затмевают
Законов вечной красоты;
И поэтического мира
Огромный очерк я узрел
И жизни даровать, о лира!
Твое согласье захотел.





Жан-Батист Коро. Орфей, ведущий Эвридику через подземный мир. 19 век




 


А.А. Фуксовой

 
Пусть бездну между нас раскроет дух разлуки,
Пускай летят за днями дни:
Пребудет неразлучна с вами
Моя сердечная мечта,
Пока пленяюся я лирными струнами,
Покуда радует мне душу красота. 


 


Дельвигу


 
Так, любезный мой Гораций,
Так, хоть рад, хотя не рад,
Но теперь я муз и граций
Променял на вахтпарад;
Сыну милому Венеры,
Рощам Пафоса, Цитеры,
Приуныв, прости сказал;
Гордый лавр и мирт веселый
Кивер воина тяжелый
На главе моей измял.
Строю нет в забытой лире,
Хладно день за днем идет,
И теперь меня в мундире
Гений мой не узнает!





Орфей. Мозаика

 


Д. Давыдову


 
Пока с восторгом я умею
Внимать рассказу славных дел,
Любовью к чести пламенею
И к песням муз не охладел,
Покуда русский я душою,
Забуду ль о счастливом дне,
Когда приятельской рукою
Пожал Давыдов руку мне!
О ты, который в пыл сражений
Полки лихие бурно мчал
И гласом бранных песнопений
Сердца бесстрашных волновал!
Так, так! покуда сердце живо
И трепетать ему не лень,
В воспоминаньи горделиво
Хранить я буду оный день!
Клянусь, Давыдов благородный,
Я в том отчизною свободной,
Твоею лирой боевой
И в славный год войны народной
В народе славной бородой!


 




Созвездие Лиры
 


Финляндия


 
В свои расселины вы приняли певца,
Граниты финские, граниты вековые
Земли ледяного венца
Богатыри сторожевые.
Он с лирой между вас. Поклон его, поклон
Громадам, миру современным;
Подобно им, да будет он
Во все годины неизменным![…]


 


 
Мудрецу


 
Тщетно меж бурною жизнью и хладною смертью, философ,
Хочешь ты пристань найти, имя даешь ей: покой.
Нам, из ничтожества вызванным творчества словом тревожным,
Жизнь для волненья дана: жизнь и волненье - одно.
Тот, кого миновали общие смуты, заботу
Сам вымышляет себе: лиру, палитру, резец;
Мира невежда, младенец, как будто закон его чуя,
Первым стенаньем качать нудит свою колыбель!






Изображение гибели Орфея на древнегреческой вазе
Последний поэт


 
Век шествует путем своим железным,
В сердцах корысть, и общая мечта
Час от часу насущным и полезным
Отчетливей, бесстыдней занята.
Исчезнули при свете просвещенья
Поэзии ребяческие сны,
И не о ней хлопочут поколенья,
Промышленным заботам преданы.


 
Для ликующей свободы
Вновь Эллада ожила,
Собрала свои народы
И столицы подняла;
В ней опять цветут науки,
Носит понт торговли груз,
Но не слышны лиры звук
В первобытном рае муз! […]








О деревянном зодчестве старого Тамбова: здесь, здесь и здесь.

Tags: Тамбов, деревянное зодчество, дом М.А. Боратынского, дом с лирой, лира, мифы, улица Куйбышева
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments