marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Легко скомпрометировать свое имя недобросовестной экспертизой 2

Постепенно пополняется список недобросовестных экспертов, проводивших государственную историко-культурную экспертизу памятников (ранее см. здесь). В дополнение к предыдущему посту нашлась, к сожалению, еще информация.

И  снова  о  «Бане,1932г.».  Роковая  ошибка  эксперта  из  Саратова

Роковая ошибка эксперта из Саратова

Почему известному историческому зданию Тюмени, отнесенному к выявленным объектам культурного наследия как уникальное для города (и не только) произведение советского конструктивизма, свидетельство особой архитектурной эпохи, отказано в его историко-культурном праве быть памятником?


Формальный подход

С позиции объективности ситуация развивалась в законодательном русле. Для принятия решения о включении выявленного объекта в единый государственный реестр, т.е. придать ему статус памятника, в соответствии со ст. 17 Федерального закона от 25.06.2002 № 73 – ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» необходимо было заключение историко-культурной экспертизы.

Инициаторами экспертизы, согласно закону, помимо заинтересованных государственных органов, могли выступать как заинтересованные юридические, так и физические лица, а исполнителями – аттестованные Министерством культуры РФ специалисты-эксперты. Что и случилось.

В контексте существующего законодательного порядка летом прошлого года по инициативе заинтересованной фирмы ООО «Диалог» была произведена экспертиза здания бани. В качестве исполнителя заказчик привлек из города Саратов фирму ООО «Экспертиза Поволжья», от лица которой для реализации экспертного заключения был назначен ее сотрудник - аттестованный Министерством эксперт, архитектор Павлова Галина Геннадьевна. В результате и появился тот специфический Акт государственной историко-культурной экспертизы (от 15.06.2012г.), в котором в категоричной форме утверждалось, что «выявленный объект культурного наследия «Баня, 1932 г.», расположенный по адресу: г. Тюмень, ул. Ленина, д.3, не обладает историко-архитектурной, художественной и мемориальной ценностью», его постановка на госохрану «не имеет достаточных оснований» и, следовательно, он не рекомендуется к включению в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации (см.документы в фотоальбоме).

Далее, опять же по закону, с учетом этого заключения, подготовленного аттестованным экспертом, последовало известное Постановление Правительства Тюменской области № 316-п от 20.08.2012 об отказе выявленному объекту (бане) «во включении в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации». С этого времени здание оказалось беззащитным.

В деталях

От общей причинно-следственной цепочки обратимся к промежуточному, но определяющему и весомому звену – к выполненному акту историко-культурной экспертизы, так радикально и жестко отразившемуся на судьбе бани. Недавно из разряда «секретных материалов» он все-таки стал доступен специалистам и общественности.

Несмотря на аттестованную статусность автора (Г.Г. Павловой), содержание акта вызывает ряд существенных вопросов и заставляет усомниться в правдивости выводов составленного заключения. Согласно ст. 29 упомянутого Федерального закона 73-ФЗ «Историко-культурная экспертиза проводится на основе принципов: научной обоснованности, объективности и законности; презумпции сохранности объекта культурного наследия при любой намечаемой хозяйственной деятельности; соблюдения требований безопасности в отношении объекта культурного наследия; достоверности и полноты информации, предоставляемой заинтересованным лицом на историко-культурную экспертизу; независимости экспертов; гласности». Обязательное соблюдение этих принципов четко прописано в ст. 17 Положения о государственной историко-культурной экспертизе, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 15.07.2009 № 569. В ней же (ст. 17) говорится, что эксперт обязан «обеспечивать объективность, всесторонность и полноту проводимых исследований, а также достоверность и обоснованность своих выводов; самостоятельно оценивать результаты исследований, полученные им лично и другими экспертами, ответственно и точно формулировать выводы в пределах своей компетенции…».

С этих позиций и требований государственных документов государственный эксперт Павлова и должна была изучить и проанализировать весь комплекс материалов экспертизы, объектом которой являлись документы, обосновывающие включение выявленного объекта культурного наследия – здания бани – в реестр.

Однако, обратившись к тексту акта, нетрудно убедиться, что данное заключение лишено какой бы то ни было профессиональной и просто связанной логикой аналитики. Практически отсутствует характеристика главного и основного содержательного документального источника экспертизы – заявленного архитектурного объекта: ему отведены всего лишь жалких 6 строчек.

Технический подход

Естественно, в них не нашлось места ни особенностям объемно-пространственной, планировочной композиции здания, их типологическому, архитектурно-стилистическому и конструктивному своеобразию, обусловленному поиском нового выразительного языка архитектурной формы в 1920-х – начале 1930-х гг. и индивидуальным почерком мастера – известного ленинградского архитектора Александра Сергеевича Никольского, равно как не нашлось места и контекстному региональному материалу соответствующего времени, который позволил бы определить место бани в немногочисленном ряду памятников конструктивизма советской эпохи на территории нашей области, и общероссийскому контексту (автор экспертизы не упомянула, что подобных зданий всего лишь три в России).

Большую часть объема акта занимает скупо и бессвязно аннотированный перечень технических документов. Сбором и изучением другой историко-культурологической информации по объекту автор себя не затруднила, что и указано в экспертизе в разделе «Перечень документов и материалов, собранных и полученных при проведении экспертизы (см.копии документов в фотоальбоме), а также использованной для нее специальной, технической и справочной литературы – нет».

Проигнорированы и оставлены без внимания и упоминания многочисленные публикации по истории архитектуры Тюмени и региона, что совершенно недопустимо для исследователя. В ст. 3 Федерального закона 73-ФЗ указано, что ценностные качества объекта культурного наследия рассматриваются с точки зрения истории, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, социальной культуры, археологии, этнологии, свидетельства эпох и цивилизаций, т.е. с позиций значимого историко-культурного комплекса.

Согласно Положению о государственной историко-культурной экспертизе от 15.07.2009 № 569, привлечение технических документов, в частности технического паспорта, служит главным образом для получения информации о планировочных особенностях объекта, габаритах помещений и прочих деталей, необходимых для полноты и объективности характеристики объекта. По ст. 23 Федерального закона исключение объекта из реестра, а значит, следуя логике закона, и выводы экспертизы о нецелесообразности включения в реестр выявленного объекта, осуществляется либо «в случае полной физической утраты объекта культурного наследия или утраты им историко-культурного значения».

В отношении здания бани обе эти причины «не работают»: объект физически не утрачен, объект кардинально не видоизменен (достаточно посмотреть на сохранившиеся фотографии 1930-х – 1950-х гг.). Здание демонстрирует высокую степень сохранности исторической объемно-пространственной композиции, основы планировки, стилистического характера облика и, наконец, играет градоформирующую роль на важном участке исторического центра города.

Департамент культуры против бани

Так что же вместо серьезного и подробного анализа, достоверных выводов, обязательных в историко-культурной экспертизе, мы имеем в данном конкретном документе? На первом месте в разделе «Обоснование выводов экспертизы» упоминается письмо от 17.05.2012 г. № 40-08-8612 департамента культуры администрации г. Тюмени о нецелесообразности включения Объекта в Единый государственный реестр объектов культурного наследия «ввиду отсутствия историко-культурной и мемориальной ценности Объекта», а далее через четыре малопримечательных абзаца – однозначный и такой же простой, правда не подтвержденный вопреки закону никакими изысканиями, вывод эксперта: «Объект не обладает историко-архитектурной, художественной и мемориальной ценностью, достаточной для включения его в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации.»

Дача заведомо ложного заключения наказывается по статье 307 Уголовного кодекса Российской Федерации, о чем известно эксперту.

Елена Козлова

Редакция NashGorod.ru напоминает, что информация о возможном сносе здания круглой бани на улице Ленина вызвала большой общественный резонанс: архитекторы, краеведы и просто горожане собирали подписи в защиту исторического здания. Глава администрации города Тюмени Александр Моор сказал: «Вероятно, будем сносить баню на улице Ленина и оборудовать на этом месте парковку. Этот вопрос решится после проведения экспертизы, которая определит возможность дальнейшей эксплуатации здания, и общественного обсуждения».

По информации редакции, инициативная группа тюменцев в ближайшее время намерена добиться признания первой саратовской экспертизы ничтожной, проведения на объекте «Баня, 1932 г.» повторной экспертизы и возвращения здания в лоно тюменских исторических памятников.

Видеозарисовка о "Бане,1932 г." на улице Ленина, 3 города Тюмени от Евгения Потрепалова




Источник: http://www.nashgorod.ru/news/news57809.html
Tags: Саратов, Тюмень, охрана памятников
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments