marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Category:

О губернаторе Николае Муратове

Ранее рассказывала о том, что в альманахе "Тамбовская старина" (вып. 3) нами впервые опубликована фотография тамбовского губернатора (1906-1912) Н.П. Муратова.


Николай Павлович Муратов.
Фото 1910-х гг. Из личного архива А.Д. Кугушева


Сейчас в Интернете нашелся такой материал:
Судьба губернатора

О курском губернаторе 1912—1915 годов Николае Муратове в фондах областного Госархива сохранились крайне скудные известия. Мало что смогут рассказать о нем как учителя истории и краеведения, так и маститые краеведы с многолетним стажем. Восполняя данный пробел, представляем материал, основанный на разнообразных документальных источниках, освещающих жизненный путь этого незаурядного человека.

Сирота рязанская
Николай Павлович Муратов родился 25 января 1867 года в семье потомственного дворянина Рязанской губернии. В 1889 году окончил Императорское училище правоведения. Будучи сыном разорившегося помещика, а затем сиротой, не располагая имениями, протекцией, юрист мечтал как о венце своей карьеры о должности городского судьи в одном из уездных городов средней полосы России.

Начав с самых низов карьерной лестницы, в 1903 году он дослужился до прокурора в Твери. Сам Муратов отмечал, что к этому времени «совершенно излечился от либеральных бредней». В 1905 году за резкие слова в адрес губернатора и его зятя Муратов был переведен в Ярославль как «неуживчивый и бестактный». Здешний губернатор А.А. Римский-Корсаков, известный участник правомонархического движения в России, будучи в столице с докладом о состоянии губернии, дал характеристику новому прокурору. Глава МВД Петр Столыпин, заинтересовавшись, спросил: «Не тот ли это, который в Твери имел столкновение с Урусовым и был уволен по его и Лопухина проискам?» После утвердительного ответа Столыпин как бы про себя сказал: «А я хотел бы с ним познакомиться». Ярославский губернатор советует Муратову ехать в Петербург. И вот состоялась его встреча с министром, вполне обычная, где прокурор рассказал о суде, обществе, губернии. В конце разговоре Петр Аркадьевич сказал: «Быть может, придётся встретиться». В августе 1906 года пришла телеграмма о назначении Николая Павловича исполняющим дела тамбовского губернатора, а в 1908-м, «за выслугой лет» получив чин действительного статского советника, Муратов был утвержден в должности.


Завкафедрой «административного бесправия»
Политическим кредо новичка являлось убеждение, что хоть в годы революции самодержавию и пришлось временно отступить, в ближайший период предстоит взять реванш и восстановить былую прочность позиций. В письме от 14 декабря 1906 года он сетовал: «В области местных дел давно идёт кое-где открытая, кое-где глухая, но повсюду упорная борьба: на губернскую власть со всеми её отростками и на земские и городские учреждения… идёт организованное, сплочённое и находящее себе самую широкую поддержку нападение». К группе нападавших губернатор причислял большинство земских служащих (врачей, учителей и т.д.), представителей неземской интеллигенции и примкнувшее к ним простонародье, готовое «по темноте своей слепо верить всяким посулам». Как видно, государственные интересы Муратов ставит выше общественных.
Историки писали о нем: «Он держался губернатором николаевских времён, считая себя полновластным хозяином губернии, и поступал в убеждении, что он может стереть в порошок всякого, кто только осмелится на малейшее неповиновение».
Свою главную опору в ожесточённой борьбе с обществом он видел в полиции. Другим союзником у губернатора было местное православное духовенство. А самыми яростными противниками, кроме земских деятелей, по его убеждению, являлись студенты, еврейское население и «господа журналисты».

Пресса тех лет внимательно следила за его шагами, отмечая, что он возглавил «кафедру административного бесправия». Сам Николай Павлович признавался, что стремление к «либеральному, левому, прогрессивному представлялось ему не заманчивым, а болотом».


Курский период: стрелы Амура летели мимо
Личная жизнь губернатора, как наиболее уязвимое место в карьере каждого чиновника высокого ранга, должна быть безукоризненной. Никаких романтических увлечений, займов, крупной азартной игры, кутежей, ни малейшего намёка на нетрезвость нигде и ни по какому случаю. Доступность важной персоны для всех была доведена до максимума. Официальные приёмные дни и часы существовали лишь на бумаге; даже приезжавшим во время обеда не отказывали, а просили подождать. Сам наместник императора старался не опаздывать, а в обращении с людьми был естественно прост, не делал разницы «по рангам» между своими гостями. Относясь вполне благодушно к недостаткам манер, этикетным нарушениям и даже прямым «неучтивостям» не только обывателей, но и чиновников, губернатор, однако, не выносил, когда всё это являлось результатом не неумения «держать» себя, а совершалось умышленно. Тут он никому не спускал.
В Курске Муратов жил с семьёй в казённом губернаторском доме. Его супруга, Мария Васильевна, из дворянского рода Ненороковых, подарила Николаю Павловичу трех дочерей, одна из которых стала актрисой. Именно жена стала инициатором открытости губернаторского дома, чего не было прежде. Губернаторша не могла отвернуться от жён местных деятелей только потому, что им не хватало манер, образованности, «полированности» и т. п. К супругам чиновников она относилась просто, и как жена, мать, хозяйка, вела разговоры в соответствующем тоне.

По инициативе губернатора в 1913 году в губернии 26 ноября, в день св. Георгия Победоносца, прошли торжества, посвященные георгиевским кавалерам. Средства на его проведение поступали из разных источников, в том числе собирались по подписке среди чиновников. Самый большой вклад внесла певица Надежда Плевицкая, собрав на благотворительном концерте 500 рублей.

С началом I мировой войны губернатор в выступлениях всячески настаивал на единстве народа.

В конце 1914 года возник конфликт с местными дворянскими деятелями. Николай Павлович обвинил щигровского предводителя дворянства, родного брата небезызвестного черносотенного ”зубра” Николая Маркова в злоупотреблениях на службе. В разгар «дела Маркова» Муратов в январе 1915 года был назначен товарищем министра внутренних дел по заведованию продовольственной частью империи. В Курске это трактовалось как победа «марковцев». Более того, впервые в губернии половина уездных предводителей отказалась участвовать в прощальном обеде в честь губернатора.


Лубянка и… кино
Вскоре Николай II назначил Муратова членом Государственного совета. В 1915 — 1916 годах он также был главноуполномоченным по закупке кож для нужд армии, уполномоченным главного начальника снабжения Юго-Западного фронта.
Николай Павлович остался жив в буре революций и решился записать то, что было пережито за время службы. В 1920 году он был арестован и заключён на Лубянке. В его «Воспоминаниях» читаем: «Сейчас, когда двери моей одиночки приоткрылись и я спустя год имею возможность, оставаясь тюремным сидельцем, наблюдать жизнь свободных российских граждан, наблюдать, а не участвовать в ней, увы, не помогать жене, ни детям в их почти акробатических упражнениях при погоне за куском хлеба, хочется вспомнить совсем недавние времена, представляющиеся совершенно сказочными в сравнении с этой грязью, холодной, полуголодной, без каких-либо умственных интересов, дикой жизнью, посвящённой исключительно заботам: как быть сытым…».

О том, как сложилась дальнейшая судьба Николая Павловича Муратова после 1920, года, к сожалению, точно неизвестно. Большинство авторов ставят точку в жизни бывшего курского губернатора на 1918 годе. Это неудивительно. Написал кто-то один, а потом все вместе у него списали, как в школе, и все вместе ошиблись. Не стоит сбрасывать со счетов и магическую цифру 1918. В этот год началась Гражданская война в России, в горниле которой мог сгинуть без следа каждый.

Поделимся с читателями теми сведениями, которые передаются из уст в уста, от краеведа к краеведу, от историка к историку. Бытует легенда, будто Н. П. Муратова чекисты отпустили на все четыре стороны. Бывший губернатор сменил имя, отчество и фамилию, но эмигрировать не смог или не захотел. Возможно, не последнюю роль сыграла его многодетность — Муратов был отцом трех дочерей: Тамары, Нины, Марины. На жизнь он зарабатывал, трудясь в одной из московских киностудий техническим служащим. Однажды во время съёмок очередного кинофильма срочно потребовалась массовка, куда по принуждению, естественно, без грима, попал и Николай Павлович. Спустя несколько месяцев, во время проката киноленты, несколько старых большевиков в ужасе отпрянули от экрана, когда узнали «царского сатрапа», лихо веселящегося вместе с пролетариями. Они заявили о недопустимости подобного глумления над Советской властью. Н.П. Муратова арестовали, и больше его никто не видел.

А как выглядел Николай Павлович Муратов? Долгие десятилетия, если не сказать больше, никто из курских историков и краеведов не имел представления о внешнем облике одного из ярчайших курских губернаторов. Приходилось только надеяться, что когда-нибудь, когда-нибудь…

И вот в 2012 году в Тамбов приехал Александр Кугушев, потомок княжеского рода, родственник Боратынских. Он привез немало уникальных исторических артефактов из семейного архива. Предоставлял возможность их копирования. В их числе была фотография Николая Павловича Муратова. Выложила ее в интернет, то есть в свободный доступ, Марина Климкова. За что ей наше курское спасибо!

Петр ГОРБАЧЕВ, Петр МИХЕЕВ

Личность Николая Павловича была настолько колоритной, что уже при жизни стала обрастать разными былями и небылицами. По непроверенным сведениям, когда Муратов перебрался на новое место работы, то, по примеру знаменитого предшественника Павла Демидова, распорядился на дверях прибить табличку: «Для курян меня дома нет!»

Дочь за отца…
Печальной была судьба младшей дочери Николая Муратова. Родилась Марина Николаевна в 1903 году в Москве. При советской власти работала секретарем мастерской санитарно-технических работ Моссовета. Проживала в Телеграфном переулке, в доме №9, в квартире 10. Была арестована 21 ноября 1937 года. 27 апреля 1938 года Военная коллегия Верховного суда СССР вынесла обвинительный приговор Марине Николаевне. За «шпионскую», «монархическую» и «антисоветскую деятельность» полагалась высшая мера наказания, что и было немедленно приведено в исполнение через расстрел. В тот же день погиб и ее муж Евгений Курдюмов, консультант представительства Казахской ССР при Президиуме ВЦИК. Местом расстрела дочери бывшего курского губернатора был теперь уже печально знаменитый полигон «Коммунарка» в Московской области. Реабилитация пришла посмертно в августе 1956 года.

"Курский вестник"
Tags: Кугушев А.Д., Муратов Н.П., Тамбовская старина
Subscribe

  • Призываю солнце!

    Второй день идет, не переставая, дождь. Он сделал много хороших дел: прибил всю городскую пыль, омыл растения, пропитал водой землю. И это…

  • Первая гроза

    Сегодня краем Тамбова прошла первая в этом году гроза. Где-то далеко громыхал гром, а из синей тучи слегка побрызгал дождь. Но для природы и этого…

  • Шестой субботник на Студенце

    С 2015 года группа «Спасем Студенец» организовывает и проводит субботники на Студенце, а вернее на его исторической части, где 17 апреля по старому…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments