marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

Державинскому мосту в Тамбове 225 лет

В своём ЖЖ и в прессе я не раз обращалась к теме моста через речку Студенец на улице Советской. Рассказывала об архивных документах, свидетельствующих о его строительстве при участии Гаврилы Державина. Приводила мнения специалистов, считавших, что мост должен быть признан объектом историко-культурного наследия. Однако лица, ответственные за выявление, изучение, сохранение и популяризацию памятников не торопятся предпринять какие-либо действия. Мало того, чиновники оказали данному общественному движению противодействие, попытавшись доказать, что мост не имеет ценности и распространив неверные сведения об огромной стоимости проведения историко-культурной экспертизы. Что же выходит? Люди, которые получают зарплату, в том числе, и за выявление памятников, тратят силы и рабочее время на решение прямо противоположных задач? А ведь этот год в Тамбове был объявлен Годом культуры, совпавший с 270-летием со дня рождения Державина и 225-летием моста.

Подготовив очередной материал, который вышел в сегодняшнем номере "АиФ-Тамбов", я вдруг почувствовала, что уже не хочу, чтобы мост ставили на учет как памятник... В связи с этим мне вспомнились события 15-летней давности, когда в канун 200-летия со дня рождения Е.А. Бортынского в Тамбове поднялась новая общественная волна по возрождению усадьбы Мара, начались публикации и обращения к власти. Один из краеведов стал против этого протестовать: "Только не этими руками..." Он, видимо, не хотел давать такой мощный повод для пиара тем людям, которые могли и раньше сделать что-то полезное для усадьбы Боратынских, от которой камня на камне не осталось, но не делали. И вот тогда, на общей волне, у них появилась возможность не только себя реабилитировать в глазах общественности, но и войти в историю с положительным имиджем. Теперь и у меня возникают подобные чувства по поводу моста...

О приезде в Тамбов независимого эксперта, осмотре им моста, а также о предыстории тех событий см. здесь.











Мосту 225 лет

Деятельность Державина
Как известно, жизнь и деятельность Гаврилы Романовича Державина связана с Тамбовом, где он был главой наместничества в 1786–1788 годах. И хотя период его пребывания здесь был не очень долог (местное чиновничество его не приняло и постепенно вытеснило), ему удалось сделать на этом посту больше чем кому-либо, подняв культуру, образование и строительство в городе на новую, высокую ступень. Державин открыл народное училище, общественный театр и организовал постройку для него здания; учредил первую в городе типографию и первую в России провинциальную газету «Тамбовские известия», которая выходила в свет в 1788 году; возвёл кирпичный завод, имевший в дальнейшем большое значение в застройке губернского центра по регулярному плану. Кстати, благодаря Державину, в работе над составлением и корректировкой данного плана принял участие его друг – известнейший архитектор Николай Львов. Тот же Львов послал из Петербурга в Тамбов, для помощи другу в строительной деятельности, «каменных дел мастера» итальянца Лукини.

Именно при Державине в Тамбове началось активное каменное строительство общественных и частных сооружений. Среди них – въездные Московские ворота с кордегардиями и мост через Студенец на улице Астраханской-Дворцовой (ныне Советская). Если от ворот на Северной площади ныне ничего не сохранилось, то мостовое сооружение и сегодня служит городу на одной из его самых главных и оживлённых транспортных магистралей.

Державинский мост
Идея строительства моста через речку Студенец принадлежала рязанскому и тамбовскому генерал-губернатору Ивану Гудовичу, который, увидев в Москве каменный Яузский мост, приказал Державину возводить подобный в Тамбове. Мостовое сооружение, имея стратегическое значение в городской системе, должно было стать своего рода визитной карточкой насёленного пункта, поскольку по нему осуществлялся въезд с Московской дороги в центральную часть города.

Следует отметить, что и сегодня Державинский мост играет не последнюю роль в формировании облика городского центра. Являясь не только дорожно-пешеходной частью улицы Советской и имея чисто утилитарную функцию, он представляет собой знаковый объект инженерии и архитектуры. Достаточно сравнить его с другими мостами Тамбова, чтобы понять, что он имеет уникальную конструкцию, состоящую из трёх арок с трёхцентровыми сводами, и выразительный художественный облик с хорошо выверенными пропорциями, характерный для эпохи классицизма.

Мосты XVIII века
Каменных мостов, возведённых в городах России в XVIII столетии, за исключением столицы, Петербурга, и её окрестностей (эта тема особая), сегодня сохранились единицы. Все они хорошо известны. Так, в Москве действуют: Дворцовый Лефортовский мост, Ростокинский акведук через Яузу, который строился для водоснабжения, парковые сооружения в Нескучном саду, Фигурный и Большой мосты в Царицыне. В Калуге сохраняется один из самых больших каменных акведуков России, возведённый в 1785 году. По одному каменному мосту того периода имеют города Вологда и Рязань (правда дата постройки последнего пока стоит под вопросом – XVIII или начало XIX века).

Уникальность в этом ряду тамбовского Державинского моста заключается не только в его облике и истории, связанной с великим русским поэтом и государственным деятелем. Но ещё и в том, что в областном архиве сохранился целый комплекс документов, свидетельствующих о ходе его строительства в 1786–1788 годах и эксплуатации в последующие периоды, что является большой редкостью.
Любопытно, что Державин проиграл в борьбе с коррупцией в среде местных чиновников и, построив мост, выехал по нему из Тамбова в Москву, на суд. Вскоре он стал первым в истории России министром юстиции.

История продолжается
История городов складывается из поступков разных людей, которые в нём жили прежде и которые живут сегодня. Кто-то из них заполняет яркие, интересные исторические страницы, а кто-то – серые, никчёмные, те, о которых хочется стыдливо умолчать.

Тамбов гордится, что его судьба связана с Державиным, поэтами Боратынским и Жемчужниковым, музыкантом и композитором Рахманиновым, учёным Вернадским, писателями Платоновым и Сергеевым-Ценским и многими другими людьми, которые прославили это место, которые помогли вписать его события и факты в общую историю России. В память этих лиц устанавливают монументы и скульптурные памятники; их именами называют улицы, учебные заведения и даже гостиницы, используя в качестве так называемого «бренда». Однако к наследию этих людей почему-то не всегда относятся с должным вниманием и уважением. Одним из редких примеров подобного наследия является тамбовский мост – зримый, реальный объект, строительство которого было организовано Державиным.

Державинский мост есть, он существует ныне, поэтому его история не закончилась – она продолжает писаться. Какой она будет, а также кто и какое место займёт в ней, зависит от каждого конкретного человека, живущего на данном промежутке времени и принимающего те или иные решения. Ведь рукописи не горят, а документы сохраняются в архивах.

Марина Климкова.
Фото автора.


В ТЕМУ
Николай Степанов, командированный Державиным из Тамбова в Москву с поручением найти кирпичных дел мастеров, писал 30 июля 1786 года в Тамбов к главе наместничества: «…явился я у его пр[евосходительства] Ивана Васильевича [Гудовича], и через два дня ездили к архитектору [Карлу Ивановичу] Бланку и с ним на Введенские горы, где смотрели делаемый ручной кирпич, а потом к Яузскому мосту, который делается каменный. Рассматривая оный, [Гудович] изволил приказывать делать [такой же мост] в Танбове, а потом купить два ящика кирпичных, один в Рязань, а другой в Танбов, кой мною и куплен; один по приказанию его превосх[одительства] отдан унтер-офицеру в Рязань, а другой остался у меня».


КОММЕНТАРИЙ
Юрий Владимирович Мещеряков, старший научный сотрудник Государственного архива Тамбовской области, автор книги «Гавриил Романович Державин: Тамбовский период деятельности (1786–1788)» (Тамбов, 2006):

     – В Тамбовском областном архиве сохранились документы, в которых говорится о строительстве каменного моста через речку Студенец во времена Г.Р. Державина. Среди них: «ведомости материалов», купленных для строящегося моста, журналы «строенной экспедиции» Тамбовской казённой палаты и «ордера» (предписания) тамбовского коменданта Матвея Булдакова офицерам губернской роты Зенковичу и Уварову об отдельных эпизодах, связанных со строительством.

Большинство документов относится к 1787 году – времени, когда сооружение моста велось особенно интенсивно. Так, в ордерах коменданта Булдакова затрагиваются такие вопросы, как покупка песка, леса, строительных инструментов и прочих материалов, необходимых для возведения моста, о выплате жалованья работникам и т.д. По этим документам можно проследить за всеми этапами работ: «каменными ломками» в Ценском лесу, забиваньем свай, рытьём земли, подвозкой камня, щебня и кирпича, укладкой «под столбы в бут камня» и прочими строительными процессами. При этом комендант неоднократно ссылается на ордера самого Державина, подтверждающими тот факт, что все детали, связанные со строительством, находились в поле зрения Гавриила Романовича.

Согласно описи «состоящему в городе Тамбове казённому каменному и деревянному строению» от 20 ноября 1789 года, каменный мост («длина пятьдесят одна сажень один аршин с половиною, ширина четыре сажени один аршин, вышина три сажени два аршина») был к тому времени готов и успешно функционировал.


ПРЯМАЯ РЕЧЬ
Александр Васильевич Новосельцев, независимый эксперт Министерства культуры РФ, советник Российской Академии архитектуры, член Союза архитекторов России:

– После осмотра моста через речку Студенец в городе Тамбове для меня стало бесспорным полное соответствие размера кирпича, примененного при строительстве данного сооружения, тем характеристикам, которые приводятся в архивных документах XVIII века: 6х3х1,5 вершка (27х13х6 см).
Интересной оказалась форма арки моста (одной из трёх, выходящих сегодня на дневную поверхность) – трёхцентровая. Именно такие арки применялись в конце XVIII века. Но что важно для меня, как исследователя архитектуры, – это то, что использование подобных арок в Тамбове было не единственным. В здании современной духовной семинарии Казанского монастыря, надёжно датированном концом XVIII столетия, увидел арки и своды точно такой формы.

Первоначально несколько удивил размер шва раствора, применявшегося при строительстве моста, – он был несколько меньше, чем обычно делался в то время. Однако в исторических документах зафиксирован факт, который объясняет эту ситуацию и, более того, позволяет понять особенности местных строительных приёмов, а именно: раствор был известковым, а известь добывалась на значительном расстоянии от места стройки, поэтому она была дороже, чем кирпич, и на толщине шва старались экономить. Те же самые приёмы были замечены мною при обследовании зданий Тамбова.

Были замечены некоторые несоответствия датировок отдельных деталей моста со временем его строительства. Это вызвано тем, что наружный облицовочный слой кладки был заменён в процессе эксплуатации моста в более позднее время, – видимо, из-за того, что он постоянно нарушался паводковыми водами и ледоходом. Подтверждением тому являются те же самые документы по мосту, в которых говорится, что уже на следующий год после завершения его строительства, после паводка, производился ремонт его лицевой кладки. Однако формы и конструкции моста сохранились прежними, первоначальными, что является основанием признать его объектом культурного наследия – и как памятника архитектуры, и как инженерного сооружения, и как исторического памятника, построенного при участии главы Тамбовского наместничества Гаврилы Державина. Тамбовский мост – редкий случай, когда история его строительства до мельчайших деталей была описана великим русским поэтом и государственным деятелем, что ещё более усиливает его историко-культурную значимость не только для Тамбова, но и для всей России.

Что касается дальнейшей судьбы моста, то я не вижу препятствий к его использованию в качестве подземного пешеходного перехода, что позволило бы большему числу горожан и гостей города увидеть это сооружение, что почти не доступно в настоящее время. Однако я считаю, что, поскольку мост был трёхарочным, необходимо провести земляные работы и раскрыть оставшиеся две арки. Это, с одной стороны, откроет подлинный вид моста целиком, и, с другой стороны, позволит использовать его арочное пространство не только для перехода, но и, возможно, для создания экспозиции, посвящённой археологии, истории, культуре, градостроительству города Тамбова. В данном случае все работы необходимо будет проводить силами лицензированных организаций. При этом, наверное, следует определиться с охранными зонами моста с учётом ландшафта, видовых точек, и все предполагаемые строительные работы проводить как охранные по отношению к данному выявленному объекту.

Визуальный осмотр города позволил определить, что в нём много недооценённых зданий, которые необходимо включить в список памятников. В частности, Тамбов является одним из тех городов, где находится большое число памятников периода модерна – от одноэтажных обывательских домов до крупных общественных зданий. А принцип формирования внутриквартальной застройки доходных домов того периода является прекрасным примером для нынешних архитекторов – так, как можно застраивать внутриквартальные пространства и, тем самым, уплотнять застройку, не изменяя её художественной ценности. Этот пример уникален для России. Только при таком бережном отношении к наследию, к опыту предшественников, Тамбов может сохранить своё неповторимое лицо – ритм застройки, её художественную особенность.
Tags: АиФ-Тамбов, Державинский мост в Тамбове, Мещеряков Ю.В., Новосельцев А.В.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 22 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →