April 6th, 2016

Особенности федеральной реставрации: А был ли мальчик?

На открытках, выпущенных Тамбовским кардиологическим санаторием в 1960 году, можно внимательно рассмотреть некоторые росписи интерьеров дома Асеева. Например, на одном из плафонов хорошо виден сюжет: парк Академии Платона, в котором греческие мужи предаются наукам и, прежде всего, философии. Считалось, что Академии покровительствуют светлые божества, Музы, в честь которых было устроено святилище (мусейон) – сад Муз. Музы почитались в качестве природных стихий – водных и горных, но также и как вдохновительницы созидающего творчества. Певец Гесиод начинал свою поэму «Теогония» («О происхождении богов») такими словами:

С Муз, геликонских богинь, мы песню свою начинаем.
На Геликоне они обитают высоком, священном.
Нежной ногою ступая, обходят они в хороводе
Жертвенник Зевса-царя и фиалково-темный источник.
Нежное тело свое искупавши в теченьях Пермесса,
Иль в роднике Иппокрене, иль в водах священных Ольмея,
На геликонской вершине они хоровод заводили,
Дивный для глаза, прелестный, и ноги их в пляске мелькали.
(Перевод В.В. Вересаева.)

В парке Академии, показанном в росписи Асеевского особняка, изображен фонтан, около которого стоит небольшая женская статуя (опирается на правую ногу). По-видимому, она представляла собой одну из Муз, омывших свое тело в священных водах.

Почему «реставраторы» Асеевского дворца, вместо Музы, изобразили мальчика, причем неустойчиво стоящего, наклоненного вперед, «падающего»? Олицетворением чего он является? Олицетворением ремонта, названного реставрацией?!


Фрагмент росписи Асеевского особняка на открытке 1960 года и на фотографии 2016 года

Collapse )