marina_klimkova (marina_klimkova) wrote,
marina_klimkova
marina_klimkova

Categories:

О днях авиации в Тамбове (из книги, которая еще не дописана)

Ранее рассказывала, что мне посчастливилось дружить с одним из старейших тамбовских коллекционеров – художником и просто замечательным человеком Владимиром Георгиевичем Шпильчиным (1923–2006). Рассказывала и о том, что записала на диктофон его воспоминания о довоенном и послевоенном Тамбове, которым впоследствии придала форму рассказов, дополнив разными материалами из истории культуры того времени. Часть этих статей я публиковала в местной прессе, но бОльшая – осталась неизданной. Недавно начала их перечитывать и задумалась над проблемой издания в виде книги. Помещу здесь небольшой фрагмент одного рассказа, посвященного Дню воздушного флота, который ранее печатала в газете.


В.Г. Шпильчин работает над плакатом "Мы крылатый народ". Тамбов, авиационное училище. Август 1949 г.

Однажды летом, накануне Дня авиации, отмечавшегося 18 августа, Володя Шпильчин, как обычно, гонял с детворой самодельный тряпичный мяч по траве. Вдруг в небе появился самолёт. На глазах восхищенных мальчишек от него отцепился планер и начал делать фигуры высшего пилотажа, медленно двигаясь в сторону железной дороги (очевидно, пилот репетировал предстоящее выступление). Внезапно что-то случилось, планер «клюнул» носом вниз, устремился к земле и скрылся из поля зрения поражённых наблюдателей. В тот же день стало известно, что разбился командир тамбовской эскадрильи Гражданского воздушного флота Платов, живший в одном доме с бабушкой Володи на углу Кооперативной (Носовской) и Октябрьской улиц.


В Тамбове. Фото конца 1940-х гг.

В 1930-х годах праздник авиации для жителей Тамбова был ярким, запоминавшимся событием. В тот день взрослые и дети, собравшись в группы, ходили пешком на аэродром, где впоследствии создали военное лётное училище.

Путь от города до аэродрома был не близким, но горожане никогда не жалели ни потраченного времени, ни своих уставших ног, поскольку их ждало занимательное зрелище. В небесной вышине перед ними разворачивались необычные картины лётного искусства: полёты планеров и двукрылых «кукурузников», прыжки парашютистов. Каждый раз устроители праздников проявляли незатейливую изобретательность и простой народный юмор. Однажды на толпу людей распылили с самолёта одеколон, распространив специфические ароматы на большие пространства. В другой раз сбросили с парашютом кошку. Несчастное животное зацепилось парашютными стропами за самолёт, и авиатор долго не мог её сбросить, делая фигуры высшего пилотажа.

И вот что знаменательно: почти каждый раз День авиации заканчивался проливным грозовым дождём – будто само небо гневалось на дерзких людей, стремившихся освоить воздушное пространство. Но дождь не мог испортить приподнятого настроения, и зрители всегда оставались довольными полученными впечатлениями.

Традиции лётного искусства, о которых вспоминал Шпильчин, начали развиваться в Тамбове ещё в 1900-е годы. В своих мемуарах Л. Кулешов и А. Хохлова упоминали некоего авиатора Васильева, «сделавшего один круг над тамбовским спортивным полем (он же выгон для скота) на высоте ста метров и разбившего при посадке свою машину «Блерио» о собор на соседней Базарной площади (ошибся площадями!)».

Шпильчин рассказывал о том, что в первые десятилетия советской власти существовала традиция возведения некрополей в самых разных частях города. Один из них находился близ лётной школы (в нескольких десятках метров от КПП бывшего лётного училища, слева). В нём были похоронены погибшие лётчики, а в качестве надгробных монументов на могилах установлены высокие шесты с пропеллерами от самолётов.


В Тамбове. Фото конца 1940-х гг.

Tags: День авиации, Тамбов
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments